Механизм праймериз в разных странах мира

Scientific View
690 Копировать ссылку

В Соединенных Штатах Америки набирают обороты внутрипартийные праймериз, по итогам которых будут определены кандидаты в президенты страны от двух основных партий. 5 марта состоялся так называемый «супервторник» — в этот день прошло голосование сразу в 15 штатах.

60-е по счету президентские выборы в США пройдут в ноябре 2024 года и, безусловно, будут важными для всего мира. Действующий президент после первого срока обычно баллотируется и на второй, а его победа на внутрипартийных выборах, как правило, гарантирована. Тем не менее, конкуренцию Джозефу Байдену составил конгрессмен от Миннесоты Дин Филлипс, который, впрочем, пока не заручился поддержкой ни одного из делегатов съезда демократов, запланированного на август (формальное выдвижение кандидатов проходит на национальном конвенте — съезде партии и количество делегатов, поддерживающих того или иного кандидата, как раз и определяется через процедуру праймериз).

Первичные выборы в Республиканской партии фактически стартовали еще в прошлом году с дебатов консервативных кандидатов. И хотя большинство серьезных соперников Дональда Трампа из его партии вроде губернатора Флориды Рона Десантиса и бизнесмена Вивека Рамасвами выбыли из гонки еще в январе, экс-постпред США в ООН Никки Хейли надеялась бросить вызов бывшему президенту. Однако, выиграв праймериз лишь в округе Колумбия и штате Вермонт, была вынуждена снять свою кандидатуру по итогам «супервторника». Теперь Трампу нужно формально получить голоса в оставшихся штатах и пройти через официальное выдвижение на июльском съезде республиканцев. 

Несмотря на то, что первые праймериз проходили в Америке еще в середине XIX века, только с 70-х годов века ХХ они становятся полноценными и обязательными для Республиканской и Демократической партий — тогда было принято законодательство, ограничившее полномочия партийной бюрократии и сделавшее внутрипартийные выборы более доступными и прозрачными для рядовых американцев.

Сегодня США накопили богатый опыт праймериз, который в начале XXI века задает импульс для распространения этого механизма по всему миру. В настоящее время праймериз на пост лидера партии или кандидата на государственные выборные должности организуют в странах Европы и Латинской Америки, в Австралии и Канаде, в Израиле и Тайване, Южной Корее и Японии. Через первичные выборы прошли премьер-министры Великобритании (Риши Сунак), Канады (Джастин Трюдо), Японии (Фумио Кисида) и многие другие политики, которые прежде, чем стать руководителями государства, одержали трудные победы на внутрипартийных голосованиях.

Чтобы помочь лучше разобраться в институте праймериз SPJ предлагает перевод статьи Джулии Сандри и Антонеллы Седдоне «Механизм праймериз в разных странах мира». Эта статья является вступительной к коллективной монографии Party Primaries in Comparative Perspective, в которой детально раскрывается процедура первичных выборов во многих странах мира. Самой книге, выпущенной издательством Routledge, уже почти 10 лет, но ее выводы с тех пор стали только актуальнее.

В статье объясняются причины, почему партии решают выбирать на праймериз своих лидеров и кандидатов; анализируются плюсы и минусы их проведения, а также влияние на организационную структуру партий, внутреннюю конкуренцию, мобилизацию сторонников, эскалацию межличностных конфликтов. Как пишут авторы, праймериз могут оказывать как положительное, так и отрицательное влияние на имидж партии, ее командный дух, результаты выборов и даже на развитие партий-соперниц и политической системы страны. Вместе с тем, они также повышают динамичность политической жизни и являются востребованным атрибутом современного политического процесса.



Механизм праймериз в разных странах мира

Джулия Сандри и Антонелла Седдоне

Иллюстрация: The Atlantic


Распространение инструментов внутрипартийной демократии

В статье Саши Иссенберга утверждается, что в настоящее время несколько партий в различных странах мира вдохновлены «уникальным творением американского 20-го века» и вводят партийные праймериз для избрания главы партии или кандидатов от партии, которые будут претендовать на должности в органах исполнительной или законодательной власти, повышая тем самым качество внутренней партийной демократии. Иссенберг отмечает, что несколько партий «во Франции, Италии, Аргентине и Канаде теперь возглавляются лицами, избранными при помощи новой системы, которая призвана стимулировать внутрипартийную конкуренцию путем расширения круга людей, обладающих полномочиями выбирать лидеров партий». То же самое относится и к кандидатам, которые претендуют на включение в предвыборные списки партии. Статья является наглядным примером повышения в последние годы интереса (и не только в академических кругах) к теме первичных выборов.

Количество партий, претерпевших значительные организационные и правовые реформы, направленные на развитие внутрипартийной демократии, постоянно растет. В течение последних двух десятилетий несколько партий в развитых и новых демократиях учредили механизм первичных выборов, позволяющий их членам, а иногда и избирателям или сочувствующим, демократическим путем избрать руководителя партии или своих кандидатов, которые будут в дальнейшем баллотироваться на властные должности.

Например, Лейбористская партия Великобритании, во время специальной конференции в марте 2014 года в Лондоне, изменила способ избрания своего лидера. Эта реформа, запущенная Эдвардом Милибэндом, предполагает использование для последующих выборов руководства исключительно системы «один член – один голос» (one member one vote, OMOV), при этом избирательным правом наделяются полноправные члены партии, аффилированные лица и зарегистрированные сторонники.

Научный интерес к процессам внутрипартийной демократизации вырос с наступлением нового тысячелетия. Тем не менее, праймериз как инструмент внутрипартийной демократии изучаются преимущественно в американском контексте (см. Ware, 2002; Cohen и др. 2008). Примеры научного анализа особенностей имплементации процедуры первичных выборов в других странах, помимо Соединенных Штатов, редки вопреки современной тенденции, свидетельствующей об увеличении количества проводимых партиями праймериз (Kenig, 2009; Pasquino и Venturino, 2010).

В настоящей книге исследуется установление партиями механизма праймериз. Существует очень мало сравнительных исследований (особенно за пределами США) по вопросам учреждения, функционирования и последствий первичных выборов для развитых и новых демократий, которые выходили бы за рамки изучений конкретной страны или партии и которые были бы разработаны на основе анализа электоральных или персональных данных. Тем не менее, введение процедуры первичных выборов распространяется так быстро, что уже накопился значительный объем информации, в том числе и количество практических кейсов в других странах, помимо США. Обеспеченность большими массивами данных, как представляется, позволяет провести тщательный кросс-национальный анализ и сравнительный анализ во времени.


Основная причина проведения сравнительного исследования праймериз

Главная причина написания этой книги основана на двух наблюдениях. Во-первых, как подчеркнуто выше, праймериз, организуемые для избрания главы партии или кандидатов на властные должности, становятся привычным событием для европейских, африканских, азиатских и американских (как в северных, так и в южных странах) партий. Во-вторых, к настоящему времени большинство исследований механизма первичных выборов в развитых и новых демократиях (или, в более общем плане, в странах, помимо США) всего лишь обозначили различия между европейскими (или не-американскими) и американскими (Pasquino и Venturino, 2009) кейсами, однако не размышляют о том, какую теорию, описывающую этот инструмент демократизации, можно построить в дальнейшем, отсеяв меняющиеся политические ситуативные условия.

При этом мы считаем, что контекст играет настолько решающую роль, что проведение праймериз становится частью более общего механизма принятия политических решений (становится «правилом игры»), который характерен для данного политического пространства. Мы также должны учитывать такие факторы, как электоральные правила, особенности политической системы и параметры мезоуровня (например, организационную структуру партий и порядок распределения внутри партий полномочий и ресурсов). Это связано с тем, что проведение праймериз, по существу, представляет собой норму, которая взаимодействует с другими укоренившимися нормами (либо на партийном, либо на системном уровне) и которая функционирует в рамках конкретной партийной системы. Например, говоря об американском и (в широком смысле) европейском опыте, существенные различия наблюдаются в организационной структуре партий – особенно той ее части, которая касается роли и степени влияния партийных членов.

Кроме того, основные сравнительные исследования о методах отбора партийного руководителя или кандидатов на властные должности сосредоточены либо на изучении больших массивов данных, которые включают в себя очень разные типологии процедур избрания, применяемых в большом количестве стран (Cross и Blais, 2012; Pilet и Cross, 2014), либо на ситуационном анализе (Gallagher и Marsh, 1988; LeDuc, 2001). Несмотря на то, что теоретико-методологические труды по теме праймериз появляются все чаще – особенно такие, в которых изучается развитие этого механизма в политической системе США (Ware, 2002), – насчитывается минимальное число работ, анализирующих проведение первичных выборов за пределами США, в частности, в европейских странах. Отсутствует кросс-национальное исследование, которое сфокусировалось бы исключительно на первичных выборах и определило бы тренд развития этого специфического типа внутрипартийной демократизации в других государствах, а не только в США.

В последнее время было опубликовано несколько кросс-национальных и предметных исследований по вопросам имплементации и результатов проведения праймериз в разных странах мира (а не только в США), но они, в основном, касались либо новых демократий, либо отдельных географических территорий, таких как Африка (Öhman, 2004; Ichino и Nathan, 2012) и Латинская Америка (De Luca и др., 2002; Carey и Polga-Hecimovich, 2006).

Тем не менее, мы считаем, что по-прежнему существует необходимость в монографии, которая была бы посвящена изучению процесса первичных выборов и результатов, к которым они приводят; которая анализировала бы одновременно механизмы избрания руководителя партии и партийных кандидатов, которые в дальнейшем будут претендовать на должности в органах исполнительной и законодательной власти; содержание которой включало бы в себя исследование процедуры праймериз не только в США, но в государствах Европы, Ближнего Востока (прежде всего в Израиле) и Азии.

Недавно были опубликованы четыре научные работы по темам, касающимся высоко инклюзивных методов избрания партийных лидеров и кандидатов. Первая – сравнительное исследование Уильяма Кросса и Андре Блэ (Cross и Blais, 2012). Книга рассматривает, как рядовые члены партии могут формально влиять на избрание партийного руководства в пяти англоязычных демократиях: Австралии, Канаде, Ирландии, Новой Зеландии и Соединенном Королевстве. Вторая работы включает в себя два исследования, опубликованных Жилем Серра (Serra 2007b, 2011), которые рассказывают о возникновении процедуры первичных выборов в Латинской Америке и исследуют эти праймериз в сравнительной перспективе. Серра рассматривает логические доводы, которые заставляют политические партии в США, Европе и Латинской Америке учреждать конкурентные первичные выборы.

Третье исследование – основополагающий труд Рувима Хазана и Гидеона Рахата (Hazan и Rahat, 2010), в котором им удалось разработать сравнительную аналитическую концепцию для изучения политических последствий всего разнообразия методов, применяемых при отборе кандидатов на различные позиции, и который рассматривает эти методы в сравнительной перспективе. Четвертая работа под редакцией Жана-Бенуа Пилета и Уильяма Кросса (Pilet и Cross, 2013) анализирует различные процедуры избрания глав политических партий в сравнительной перспективе. Она охватывает 12 стран Европейского союза, а также Австралию, Канаду и Израиль.

В форме сборников или монографий были опубликованы и многие другие содержательные исследования, касающиеся механизма партийных праймериз, но они сосредоточены на особенностях американских первичных выборов (Ware, 2002; Reynolds, 2006), а не на эмпирическом или теоретическом исследовании этого феномена в других странах, кроме того, они не измеряют организационные и электоральные последствия праймериз.

Упомянутые выше работы анализируют отдельно друг от друга процедуры избрания руководителя партии и партийных кандидатов на властные должности. Однако, ради более точной операционализации понятий и получения эмпирических выводов, более плодотворным представляется получение конкретных данных, которые фокусировались бы на изучении праймериз в сравнительной перспективе и одновременно устанавливали бы общие правила для анализа как процедуры избрания главы партии, так и партийных кандидатов на властные должности. Данная книга призвана дополнить и развить идеи двух уже опубликованных книг – по теме избрания партийных кандидатов, планирующих в дальнейшем баллотироваться на должности в органах законодательной или исполнительной власти (Hazan and Rahat, 2010), и избрания партийного руководства (Pilet and Cross, 2013) – путем дальнейшего более скрупулезного анализа процессов партийной демократизации. Вместе эти работы образуют основу для сближения двух способов избрания и для создания комплексного подхода, направленного непосредственно на изучение особенностей проведения первичных выборов и их возможных результатов.

В целом в настоящее время можно найти весьма разнообразную литературу, рассматривающую политические итоги способов избрания глав партий или кандидатов, которые будут претендовать на властные позиции в органах власти (См., например: Ranney, 1972; Scarrow, 2005; Barnea and Rahat, 2007; Maravall, 2008; Cross and Pilet, 2014). Однако, этот поток исследований редко фокусируется именно на механизме праймериз. Кроме того, праймериз как способ повышения качества внутрипартийной демократии, в основном изучаются на примерах их проведения в США (Ranney, 1972; Cohen и др. 2008). Исследования, посвященные сравнительному анализу политических результатов, организованных в разных странах мира праймериз и выполненные на основе общего стандартизированного, методологического и аналитического подхода, по-прежнему отсутствуют. Но в этом случае можно констатировать, что актуальность проблемы, свидетельствующей об отсутствии единой концепции к изучению процедуры праймериз (и в более широком смысле – процессов внутрипартийной демократизации или способов определения руководителей партии и кандидатов на властные должности), возрастает.

Эта книга призвана заполнить вышеуказанные пробелы в научной литературе, посвященной первичным выборам, и повысить общественный и академический интерес к внутрипартийным демократическим процессам.


Что мы знаем о первичных выборах?

Первый аспект, который анализируют ученые в механизме праймериз, касается понимания причин, благодаря которым был установлен этот инструмент внутрипартийной демократизации. Данный тип исследований не так давно сосредоточился на рассмотрении частных случаев в других странах, помимо США, но, конечно, их корни берут начало в американской практике. Самые первые праймериз были организованы в округе Кроуфорд, штат Пенсильвания, в 1842 году, и причины распространения этого инструмента демократизации широко изучены в американской литературе (Key, 1949; Meinke и др. 2006). В США организация праймериз для определения кандидатов на властные должности в основном регулируется экзогенными ограничениями – законами штатов (первый федеральный закон, регулирующий процедуру праймериз, был принят в США только в 1912 году), но увеличение количества случаев проведения праймериз с начала 1960-х годов показывает, что партии также играли существенную роль в выборе методов селекции кандидатов (Serra, 2011). Например, внутренние дискуссии во время работы комиссии Макговерна-Фрейзера в 1970-х годах послужили стимулом для Демократической партии США принять решение об учреждении первичных выборов (Aldrich, 1980; Geer, 1989).

Ключевой вопрос, рассматриваемый данной группой исследований, заключается в том, почему партии должны добровольно перенимать эти инклюзивные методы отбора кандидатов, которые будут претендовать на властные позиции (за пределами США – методы избрания главы партии). Зачем делегировать право определения партийных кандидатов членам или даже не связанным с партией людям, в то время как партийные лидеры могут сами выбрать угодных им кандидатов за закрытыми дверями (в «прокуренной комнате», как говорят американисты), а значит и полностью контролировать результат? Алан Варе (Ware, 2002) в своей основополагающей книге по истории первичных выборов в Соединенных Штатах подчеркивает, что первопричину появления праймериз следует искать в действиях партийного истеблишмента, который предварительно оценивает свои потенциальные траты и выгоды: законодательные органы штатов не смогли бы легализовать процедуру праймериз, если бы руководство Демократической и Республиканской партий заранее не поддержали бы это решение. Некоторые исследования показывают, что решение об учреждении праймериз является скорее тактическим, нежели идеологическим, и связано главным образом с волей партийных элит найти способы взаимодействия со своими сторонниками вне периода избирательных кампаний (Scarrow, 2005; Serra, 2011).

В странах, где, в отличие от США, внутрипартийные процессы по выдвижению кандидатов не регулируются (полностью) законом, обнаружение истоков установления процедуры первичных выборов становится еще более значимым. Не так давно появилась новая научная работа, исследующая партийные праймериз, главным образом, в странах Латинской Америки, однако предмет остается совсем не изученным как на практическом, так и на теоретическом уровнях (Alcántara and Freidenberg, 2001).

Барнеа и Рахат (Barnea и Rahat, 2007) разработали аналитическую модель для объяснения процесса внутрипартийной демократизации и способов избрания партийных кандидатов, однако напрямую она не касается первичных выборов. По их мнению, мотивы, подталкивающие партию к процессам эндогенной демократизации (включающую в себя, в том числе, новые методы для отбора кандидатов), распределены на трех уровнях: в политической системе, партийной системе и в самой партии. На уровне политической системы к таким ключевым стимулам относятся: процесс персонализации политики, снижение престижа партийного членства и общая демократизация современных обществ, вынуждающая партии адаптироваться к изменениям в социальной и политической сферах. Что касается уровня партийной системы, то считается, что партии более склонны инициировать процесс демократизации после поражения на выборах (Cross и Blais, 2012). Кроме того, утверждается, что важную роль в учреждении процедуры праймериз играет «цепная реакция», которая передается от других партий, эту процедуру уже утвердивших. Наконец, на внутрипартийном уровне основной аргумент, объясняющий процессы демократизации и способы избрания руководителя партии или кандидатов на властные должности, сводится к борьбе между внутрипартийными группами за распределение властных полномочий.

Второй аспект, отражаемый в научных работах о механизме партийных праймериз, посвящен изучению их последствий. Согласно этим исследованиям, первичные выборы главным образом оказывают влияние на организационную структуру партий и внутрипартийную конкуренцию. Первичные выборы – тема, которая периодически повторяется в научных дебатах о партиях и их структурных изменениях даже за пределами США (Katz и Mair, 1995; Scarrow и др., 2000; Bolleyer, 2012). В общих чертах дискуссия о причинах, влекущих за собой изменение качества внутрипартийной демократии, возникла в раннеклассических работах, посвященных партиям (Ostrogorski, 1902; Michels, 2009 [1911]; APSA, 1950), и возобновилась в последние два десятилетия как побочный эффект, вызванный появлением современной академической литературы о партиях (Cross и Katz, 2013; Hazan and Rahat, 2010).

К настоящему времени разработаны различные теории и аргументы, анализирующие последствия внутрипартийной демократизации, однако содержащиеся в них эмпирические выводы по большому счету противоречивы (Scarrow, 2005). Американская научная литература в основном акцентирует внимание на идее, что праймериз неизбежно ведут партии к кризису, потому что они влекут за собой ослабление контроля со стороны партийного истеблишмента за процедурами рекрутинга (Miller и др., 1988; Hopkin, 2001). И наоборот, европейская литература подчеркивает стратегическую важность использования этого инструмента партийным руководством, которое пытается совместить формальную открытость эндогенных электоральных процессов с другими процессами – централизацией принятия решений, расширением права вето или повышением собственной автономии (Sandri и Pauwels, 2011; Wauters, 2009). Учреждение праймериз в качестве инклюзивного выборного метода несет в себе цель создать новое равновесие в партийной системе властей, которое будет сочетать в себе как легитимность прямой демократии, так и ценную для партийного руководства возможность ослабить партийные элиты среднего уровня (Mair, 1994; Russell, 2005). Другие недавние исследования показывают, что праймериз, проведенные в европейских странах, оказывают не такое отрицательное влияние, как это раньше предполагалось, на сплоченность партии как единой организации (Indridason and Kristinsson, 2013).

Третий аспект, который рассматривают ученые в процедуре праймериз, касается роли членов партии и влияния первичных выборов на внутрипартийную мобилизацию. Благодаря праймериз появляется новая модель взаимоотношений между партиями и их сторонниками. Внутренние прямые выборы можно рассматривать как инструмент, который партии используют для компенсации ранее утраченной в глазах электората легитимности, а также с целью привлечения новых, менее склонных к традиционному партийному активизму сторонников путем предоставления им – не только членам партии, но даже рядовым избирателям – право голоса (Aylott и др., 2012; Seddone и Venturino, 2013). Делегируя полномочия принятия решений таким образом, партии создают большее число стимулов для внутренней мобилизации, формируют публичный имидж открытой структуры и способствуют распространению демократических новаций (Seyd, 1999; Scarrow, 1999). Внимание ученых к механизму праймериз (или, в более общем плане, к инклюзивным методам отбора) в этом контексте также сосредоточено на изучении степени повышения или сокращения вовлеченности участников во внутрипартийное голосование (Rahat и Sher-Hadar, 1999; Wauters, 2015).

Степень расширения прав и возможностей членов партии в результате проведения праймериз открытого или закрытого типа широко обсуждается в академической литературе, но прежде требуется четко разграничить особенности и последствия этих двух типов (Abramowitz и др., 1986; Mair, 1994; Sandri и Pauwels, 2011). Некоторые авторы утверждают, что праймериз ослабляют мобилизационный потенциал рядовых членов партии, потому что их полномочия забирает себе партийное руководство (Katz и Mair, 1995). Другие подчеркивают, что первичные выборы привлекают новых сторонников, которые традиционно не заинтересованы во внутрипартийном участии (Heidar и Saglie, 2003). Исследования показывают, что праймериз (открытого типа) могут негативно повлиять на лояльность к партии участвующего в них кандидата, потому что его выдвижение легитимизируется извне – непосредственно избирателями (Ansolabehere и др., 2006; Hopkin, 2001).

Исследования также показывают, что процедура праймериз часто вводится партийным руководством по стратегическим причинам и не всегда отвечает риторическим целям демократизации (Ramiro, 2013). Расширение прав и возможностей рядовых членов партии иногда используется партийным истеблишментом для того, чтобы заполучить в свои руки еще большую автономность за счет сокращения полномочий и ограничения влияния элиты среднего звена и активистов партии (Sandri, 2011; Corbetta и Vignati, 2013). Однако эмпирически эта гипотеза была верифицирована только отчасти (van Holsteyn и Koole, 2009). Эти прения показывают, что последствия учреждения праймериз для политических партий и в целом для демократического режима являются неопределенными и требуют практических подтверждений.

Четвертый аспект затрагивает воздействие праймериз как инструмента на внутрипартийную конкуренцию. В американской литературе последствия проведения первичных выборов на электоральную динамику партий часто оспариваются, а практические выводы являются весьма разнородными. Ключевой вопрос касается гипотетического получения партией электорального выигрыша в результате проведения праймериз. Гипотезы различаются между собой: одни ученые утверждают, что праймериз окажут негативное влияние, другие – что заработают для партий «избирательный бонус».

С одной стороны, несколько исследований показали, что избиратели на первичных выборах выражают идеологически полярные точки зрения (Key, 1956; Polsby, 1983) и, следовательно, что на праймериз будет избран кандидат с крайними взглядами. Он будет менее конкурентоспособен и в дальнейшем на генеральных (национальных) выборах с большой вероятностью не будет поддержан основной массой избирателей (Norrander, 1986; Burden, 2004; Kaufmann и др., 2003). Аргумент, основанный на законе криволинейного несоответствия Мэя (1973), гласит, что делегирование полномочий по принятию решений низшему партийному сословию или даже рядовым избирателям, особенно при определении будущих кандидатов от партии, приводит к выбору кандидатов с совершенно разными политическими характеристиками и таким образом влияет на вероятность их победы на последующих всеобщих выборах (Norris и Lovenduski, 1995). Кроме того, основная часть всего электората партии обычно не обращает внимания на умозаключение, что высокая явка на праймериз и сплочение избирателей вокруг фигуры победившего на них кандидата должны автоматически повлечь за собой высокую явку на генеральных выборах (Adams and Merrill, 2008). Тем не менее, гипотеза о негативном влиянии праймериз на электоральный результат партии до сих пор обсуждается в американской литературе.

С другой стороны, другие эмпирические исследования обнаружили противоположные результаты: избиратели на первичных выборах не выражают идеологически полярные точки зрения и не избирают кандидатов с крайними взглядами (Ranney, 1968; Gerber и Morton, 1998; Kaufmann и др., 2003). Таким образом, научную литературу по теме последствий праймериз в США можно назвать гетерогенной. Исследования, анализирующие практические случаи за пределами США также показывают, что праймериз могут оказать положительное влияние на результаты выборов для партии, потому что на них побеждают кандидаты, близкие основной массе партийных избирателей (Mikulska и Scarrow, 2010; Bruhn, 2011). Адамс и Меррилл (2008), а также Серра (2011) утверждают, что, по крайней мере, в Латинской Америке, на первичных выборах побеждают фигуры, которые способны стать привлекательными для широкого круга избирателей, быть связующей нитью между ними и тем самым извлечь для партии электоральную выгоду.

Пятый и последний аспект, который исследуют ученые в механизме первичных выборов, говорит об имеющем место состязательном характере первичных избирательных кампаний. Высоко конкурентная гонка между основными претендентами на победу на праймериз может привести к делигитимации процесса со стороны участвующих групп, обострить внутрипартийные конфликты и негативно повлиять на результаты последующих генеральных выборов. В ходе избрания главы партии или кандидатов, которые будут баллотироваться на властные должности, обостряется конкуренция между внутрипартийными фракциями, провоцируется их столкновение (Ranney, 1981; Gallagher и Marsh, 1988). Некоторые исследования показывают, что праймериз заостряют имеющийся эндогенный конфликт и привлекают больше внимания со стороны средств массовой информации (Hazan и Rahat, 2010). Другие работы утверждают, что сторонники партии, продолжая следовать руслу «негативной» первичной избирательной кампании, могут намеренно уклониться от участия в последующих всеобщих выборах (Haines и Rhine, 1998; Peterson и Djupe, 2005). Праймериз также могут привести к «электоральному штрафу» в случае, если значительный процент выборщиков чувствуют себя отторгнутыми из-за того, что их любимый претендент не выиграл выдвижение (Stone, 1986). Наконец, еще одна группа исследований обращается к концепции раскола, которая рассматривает высоко конкурентные праймериз как источник потенциального внутрипартийного конфликта (Ware, 1979b; Wichowsky и Niebler, 2010). Считается, что раскол во время первичных выборов способен демотивировать членов и сторонников партии, оказав негативное влияние на явку и результат генеральных выборов.


Значение первичных выборов

Данная монография проводит сравнительный анализ партийных праймериз открытого и закрытого типа в разных странах мира, организуемых для определения председателя партии или кандидатов на властные должности в органы законодательной или исполнительной власти. Мы считаем, что в научной литературе на эту тему существует определенный вакуум, заполнение которого послужит развитию теории о механизме праймериз. При этом данное исследование руководствуется эмпирическим анализом и носит кросс-национальный характер. Книга стремится изучить степень влияния формальной процедуры праймериз на развитие реальной внутрипартийной демократии, прочность организационной структуры партии, взаимоотношения между ее членами, успех на выборах, и, в конечном счете, на партию в целом. Таким образом, исследование механизма праймериз имеет решающее значение для понимания того, как партии эволюционируют в организационном и электоральном направлениях.

Книга ставит своей целью рассмотрение под теоретическим, практическим и сравнительным углом зрения закономерностей появления партийных праймериз в развитых и новых демократиях. Книга также оценивает процессы внутрипартийных механизмов избрания с точки зрения их происхождения, техник проведения и итоговых последствий. Она соединяет в себе научные работы, ранее представлявшиеся разрозненными: литературу, описывающую механизмы избрания партийного лидера или кандидатов на властные должности, организационную структуру партий и причины партийных электоральных успехов или неудач.

Научные работы о механизме первичных выборов в других странах, помимо США, заимствуют план исследования и в свою очередь обогащают содержание, по крайней мере, четырех категорий источников. Во-первых, это относится к научным трудам, изучающим реформирование партийных организаций и изменения в нормативных документах, регламентирующих внутреннюю жизнь партии. Проведение праймериз является одной из тем академической дискуссии о трансформации партийных организационных моделей на рубеже тысячелетий (Carty, 2004; Carty и Cross, 2006). Эта тема также включает в себя дебаты о признаках и последствиях кризиса современных партий (Cain и др., 2003; Dalton и др., 2011). В этом контексте праймериз важны, так как помогают партиям мобилизовать своих сторонников и удовлетворяют претензии партий на расширение демократических процедур, особенно в сегодняшних условиях распространения антипартийных и антиполитических настроений в европейских странах (Dalton, 2002). Общественные и научные дебаты по таким вопросам, как, например, значение партийной функции политической интеграции избирателей или роль прямого гражданского участия, подчеркивают необходимость более внимательного изучения праймериз.

Во-вторых, исследования, рассматривающие первичные выборы, связаны с работами, рассматривающими эволюцию внутрипартийной демократии. За исключением вышеупомянутого аргумента Каца и Мейра (1995; Mair, 1994) о гарантии участия сторонников партии в ее внутренних делах в обмен на концентрацию в руках элиты полномочий по управлению партией, в других трудах утверждается, что факт проведения праймериз свидетельствует о наличии процессов партийной эндогенной демократизации (Cross и Katz, 2013). Цели, которые партии преследуют при организации первичных выборов, показывают не только то, кому принадлежит власть внутри партии, но и то, как партии понимают внутреннюю демократию и, следовательно, в какой степени они являются подлинно демократическими организациями.

В-третьих, сравнительный анализ механизма первичных выборов будет способствовать лучшему пониманию эволюции институтов партийного членства и гражданского участия. Открытый и инклюзивный характер этой процедуры поощряет новые формы политического участия (Kittilson и Scarrow, 2003). С одной стороны, учреждение праймериз повышает активность членов партии во внутрипартийных делах. С другой стороны, праймериз (особенно открытого типа) являются стимулом для массового участия граждан уже в государственной политике (Ware, 1979a). Проведение первичных выборов ведет не только к увеличению численности членов партии, также с их помощью партии мобилизуют своих избирателей для участия в последующих генеральных (национальных) выборах, взаимодействуют со сторонниками в период между избирательными кампаниями, склоняют непостоянных спонсоров к уплате регулярных взносов и привлекают волонтеров. Праймериз предоставляют новые возможности для участия в политической жизни гражданам, менее склонным к традиционной партийной активности (Young, 2013).

В-четвертых, научные работы о первичных выборах связаны с анализом процессов избрания кандидатов на должности в органы законодательной или исполнительной власти и, соответственно, с электоральными исследованиями. В предыдущем разделе обзор литературы обозначил тот факт, что электоральные исследования придают изучению праймериз большое значение. Кроме того, накопление данных, получаемых в ходе сравнительного анализа, находится в прямой зависимости от количества работ по теме первичных выборов. В последнее десятилетие академическая литература аккумулирует все большее число исследований, раскрывающих механизм праймериз, и, в более широком плане, посвященных прямому вовлечению членов партии, сочувствующих и широкой массы избирателей в процедуру избрания главы партии или кандидатов на властные должности.

Этот растущий интерес со стороны академического сообщества, похоже, следует за увеличением количества случаев проведения праймериз в разных странах мира. В отличие от США, где характерные процессы селекции партийных кандидатов регулируются официальным законодательством, политические партии в Европе, Латинской Америке, Азии и Африке могут свободно определять механизмы избрания своих кандидатов. За пределами США праймериз организуются самими партиями. Государственная власть в этот процесс не вмешивается, однако партиям может понадобиться ее помощь. Например, во время проведения праймериз открытого типа партии могут захотеть получить официальные списки избирателей или доступ к инфраструктуре избирательных комиссий. Поддержка правительства может положительно сказаться на решении конкретной партии организовать праймериз, тем не менее все большее число политических партий добровольно вводят этот механизм.

В последнее время процедуру первичных выборов открытого или закрытого типа перенимают разные партии в Израиле, Исландии, Франции, Италии, Испании, Бельгии, Дании, Германии, Великобритании, Ирландии, Нидерландах, Финляндии, Румынии, Португалии, Словакии, Греции, Японии, Аргентине, Колумбии, Чили, Мексике, Никарагуа, Доминиканской Республике, Венесуэле, Тайване, Южной Корее, Гане, Австралии и Канаде. Например, в настоящее время в Латинской Америке «почти 40% президентских выборов в регионе проходят с участием как минимум одного кандидата, избранного на партийных праймериз» (Kemahlioglu и др., 2009, с. 339). Если мы посмотрим на современное применение механизма первичных выборов по всему миру, то увидим четкую тенденцию распространения праймериз в разных партиях и в разных государствах, имеющих свои национальные особенности политических систем. Эта «цепная реакция» также проявляется и на различных уровнях власти (Venturino, 2013; Ramiro, 2014): в некоторых странах партии применяют механизм праймериз прежде всего на локальном уровне (например, при отборе кандидатов для участия в местных выборах), затем их использование распространяется на верхние уровни власти (например, при отборе кандидатов для участия в национальных выборах или кандидатов на должности в высшие органы исполнительной власти). В таблице представлен обзор непосредственного применения механизма праймериз открытого и закрытого типа в разных странах мира по данным на 2014 год.

В то время как механизм закрытых праймериз часто встречается во многих европейских странах, лишь немногие политические партии в Европе сделали выбор в пользу открытых праймериз. Обычно партии организуют первичные выборы для определения главы партии, реже – для выдвижения кандидатов на высшие должности в органы исполнительной власти или кандидатов, которые будут баллотироваться по партийным спискам. Основополагающим моментом здесь является то, что большинство европейских стран – это парламентские демократии. При таком режиме федеральные правительства формируются партией или коалицией партий, которые имеют большинство мест в парламенте, поэтому руководитель правящей партии, как правило, становится главой правительства (Франция, бесспорно, является исключением из этого правила). Поэтому при исследовании причин и последствий процедуры первичных выборов важно учитывать подвиды демократического режима – является ли он парламентским или президентским – и основы избирательной системы соответствующих стран.

В то время как закрытые праймериз проводились многими европейскими партиями, открытые праймериз на сегодняшний день были организованы (в основном социалистическими) партиями Греции, Франции, Испании, Финляндии, Италии, а также Великобритании (но только при избрании некоторых местных коллегий выборщиков). При этом избирались либо партийные лидеры, либо кандидаты на высшие должности в органы исполнительной власти местного, регионального или федерального уровня. Самое последнее политическое достижение – это попытка организовать праймериз для определения кандидатов на выборы общеевропейского масштаба. Во время избирательной кампании по выборам в Европейский парламент 2014 года Европейская партия зеленых (EGP) и Партия европейских социалистов (PES) провели праймериз закрытого типа – то есть разрешили голосовать только полноправным членам партии.


Основные случаи проведения первичных выборов в разных странах мира (до 2014 года)

Глава партии (национальный уровень, праймериз закрытого типа):

  • Австралия: Австралийские демократы
  • Бельгия: все партии
  • Канада: Квебекский блок, Консервативная партия, Новая демократическая партия
  • Дания: Социал-демократы, Социалистическая народная партия
  • Франция: Социалистическая партия, Союз за народное движение, Европа Экология Зеленые
  • Ирландия: Лейбористская партия, Зеленая партия
  • Израиль: Ликуд, Кадима, Авода
  • Италия: Левые демократы, Лига Севера
  • Япония: Либерально-демократическая партия, Социал-демократическая партия
  • Нидерланды: Партия труда, Народная партия за свободу и демократию, Демократы 66
  • Новая Зеландия: Лейбористская партия
  • Португалия: Социально-демократический центр – Народная партия (праймериз закрытого типа проводились с 2005 по 2011 гг.), Социалистическая партия, Социал-демократическая партия
  • Испания: Социалистическая рабочая партия
  • Швеция: Партия зеленых, Либералы, Социал-демократическая рабочая партия
  • Великобритания: Лейбористская партия, Либеральные демократы

Глава партии (национальный уровень, праймериз открытого типа):

  • Канада: Либеральная партия (с 2012 года)
  • Греция: ПАСОК
  • Италия: Демократическая партия

Кандидаты на должности в органы исполнительной власти (национальный или региональный уровень, праймериз открытого типа):

  • Аргентина: Фронт за победу, Республиканское предложение
  • Чили: все партии
  • Колумбия: Либеральная партия, Коммунистическая партия, Зеленая партия, Альтернативный демократический полюс
  • Коста-Рика: Партия национального освобождения
  • Доминиканская Республика: Партия освобождения
  • Сальвадор: Фронт национального освобождения имени Фарабундо Марти
  • Финляндия: все партии
  • Франция: Социалистическая партия, Коммунистическая партия, Европа Экология Зеленые
  • Гондурас: Либеральная партия, Национальная партия, Партия свободы и перестройки
  • Италия: Демократическая партия, Левые Экология Свобода
  • Мексика: Партия национального действия, Партия демократической революции
  • Никарагуа: Сандинистский фронт национального освобождения, Либеральный альянс, Либерально-конституционная партия
  • Панама: Народная партия, Демократическая реформа, Панамениста
  • Испания: Социалистическая рабочая партия, Союз, прогресс и демократия
  • Тайвань: Гоминьдан
  • Уругвай: все партии
  • США: Демократическая партия, Республиканская партия

Кандидаты на должности в органы законодательной власти (праймериз закрытого типа):

  • Бельгия: большинство партий (местный уровень)
  • Дания: большинство партий
  • Финляндия: все партии
  • Германия: Зеленые, Левые (местный уровень)
  • Исландия: все партии
  • Израиль: Авода, Ликуд
  • Румыния: Демократический союз венгров Румынии, Социал-демократическая партия
  • Словакия: Словацкий демократический и христианский союз  Демократическая партия

Кандидаты на должности в органы законодательной власти (национальный уровень, праймериз открытого типа):

  • Гана: Новая патриотическая партия, Национальный демократический конгресс
  • Исландия: все партии
  • Италия: Демократическая партия, Левые Экология Свобода, Движение пяти звезд
  • Великобритания: Консервативная партия
  • США: Демократическая партия, Республиканская партия


Праймериз: определения и типологии

Прежде чем обозначить расхождения между различными исследованиями, анализирующими процедуру первичных выборов и ее потенциальные последствия для партий, мы дадим краткое определение этого понятия. Первичные выборы открытого или закрытого типа принято идентифицировать как механизм избрания путем прямого голосования главы партии или кандидатов, планирующих претендовать на властные должности в органах исполнительной или законодательной власти. Тем не менее, корректное использование термина «праймериз» или «первичные выборы» для характеристики специфических внутрипартийных выборов (не важно, принимают ли в них участие только полноправные члены партии или весь ее основной электорат), в неамериканской академической литературе остается предметом для дискуссий (Lefebvre, 2011; Cross и Blais, 2012). Действительно, Хазан и Рахат (2010) под внепартийными или открытыми праймериз понимают любые способы отбора кандидатов, в которых могут принять участие все избиратели, в том числе не являющиеся членами партии и сочувствующие ей. И наоборот, другая точка зрения определяет партийные или закрытые праймериз (к которым, в том числе, относятся система «один член – один голос» и методы прямого избрания) как любые способы селекции кандидатов, в которых могут принять участие полноправные члены партии (Pilet и Cross, 2013).

В американском академической литературе термин «праймериз» относится к выборам, на которых избираются кандидаты для участия в последующих генеральных выборах (Ware, 2002). В европейских или азиатских странах это название употребляется в основном по отношению к внутрипартийным прямым выборам, которые характеризуются высокой степенью инклюзивности (Kenig, 2009; Cross и Blais, 2012). Таким образом, под термином «партийные праймериз» в европейском (и, шире – неамериканском) контексте подразумевается способ избрания кандидатов, который «применяется политической партией и при котором как минимум все члены партии являются избирателями и могут проголосовать без необходимости выезжать за пределы региона, где они живут» (Koole, 2012, с. 2). Мы определяем партийные праймериз как внутрипартийные выборы, проводимые для избрания руководителя партии или кандидатов на властные должности (либо в органы законодательной, либо в органы исполнительной власти всех уровней), в которых могут принять участие или полноправные члены партии (праймериз закрытого типа), или сочувствующие члены партии и любые зарегистрированные избиратели (праймериз открытого типа).

Предыдущие исследования доказали, что партийные праймериз открытого и закрытого типов по смысловому содержанию ближе друг к другу, чем праймериз закрытого типа и голосование делегатов за предложенные кандидатуры на партийном съезде (Pilet и Cross, 2013). Границы состава участников как открытых, так и закрытых праймериз являются достаточно гибкими (что касается последних, то мы можем увидеть большую вариативность при определении критериев полноправного партийного членства в зависимости от электорального цикла), в то время как при других формах утверждения кандидатов от партии, в частности, путем голосования за них на съезде, состав электората четко определен и зависит от размеров группы лиц, обладающих легитимностью принимать ключевые для партии решения. Кроме того, важным для развития внутрипартийной демократии представляется тот факт, что степень вовлеченности избирателей значительнее повышается в том случае, когда партия переходит от утверждения кандидатур делегатами съезда к праймериз закрытого типа, чем когда партия переходит от закрытых праймериз к открытым (Cross и Katz, 2013).

Механизм американских первичных выборов отличается от способа избрания партийных руководителей и кандидатов на властные должности в неамериканских партиях (преимущественно европейских и латиноамериканских) тремя характеристиками:

1. Инструмент праймериз в США был разработан главным образом в рамках эволюции процедуры выдвижения кандидатов с целью последующей борьбы за выборные государственные, а не за внутрипартийные должности и полномочия.

2. Первичные выборы регулируются государственным законодательством и организуются внешними акторами, а не самими партиями.

3. Имеется прямая и принципиальная связь между процедурой выдвижения кандидатов и последующими генеральными выборами. Она проявляется в необходимости соблюдать требование, согласно которому состав избирателей на праймериз должен в итоге соответствовать по смыслу составу электората на всеобщих выборах.

Использование одного и того же понятия для идентификации двух объективно разных явлений – таких как первичные выборы в США и внутрипартийное избрание партийного лидера или кандидатов на властные должности за пределами США – может быть примером «концептных натяжек» (Sartori, 1970, с. 1038). Тем не менее, выбор этого понятия обусловлен отсутствием специального научного инструментария для изучения новых атрибутов партий, а также бесспорным сходством между различными организационными параметрами и символическими аспектами внутрипартийного избрания в странах Европы, Азии и Латинской Америки и первичными выборами кандидатов в США, собирающих баллотироваться в президенты или губернаторы (Rahat и Kenig, 2011).

Невзирая на то, что европейские праймериз, на которых избирается глава партии и/или кандидаты на властные должности, организуются и финансируются преимущественно самими партиями, во многих случаях их проведение регулируется национальным законодательством, как, например, это происходит в Германии и Финляндии (Ranney, 1981, с. 81). То же самое относится и к Латинской Америке, за исключением Уругвая. Множество других прецедентов говорят о том, что право определить объект будущего выдвижения принадлежит всем избирателям, а не только членам партии.

Более того, главный аргумент, убеждающий ученых приступить к исследованию концепций проводимых в европейских странах первичных выборов, заключается в том, что праймериз связаны с последующими генеральными выборами, хотя эта зависимость и может быть скрытой. Прежде всего, это касается выборов главы партии. Несмотря на то, что председатель не обязан автоматически становиться кандидатом от партии на будущих всеобщих выборах главы государства, в большинстве партий руководитель все-таки рассматривается в качестве основного претендента на пост президента, премьер-министра или эквивалентный пост (Kenig, 2009; Pilet и Cross, 2014).

Отклоняясь от первоначальной модели характерных для США праймериз, где они проводятся на протяжении более чем двух столетий (Palmer, 1997; Cohen и др., 2008), партии в других странах адаптировали первичные выборы к собственным потребностям. Главная причина такой трансформации – особенности партийных систем различных стран и роль партий в них, а также отличительные черты представительных демократий, сформировавшихся в Европе, Южной Америке или Азии. Само понятие партийного членства, являющееся составной частью исследований о первичных выборах, в США трактуется совершенно по-другому, чем в остальных странах (Stone и др., 2004; Heidar, 2006).

В дополнение к этому, при анализе потенциальных последствий праймериз для партий в разных странах мира необходимо учитывать типы политических режимов и избирательных систем этих государств. Теории и выводы, сформулированные по отношению к американским первичным выборам, могут быть распространены лишь поверхностно на праймериз, проводимые в других государствах, так как необходимо учитывать, что в США установлены президентская и двухпартийная системы. В парламентских системах, основу которых составляет скорее слияние, а не разделение властей, партии играют намного более значимую роль, чем в президентских. (Indridason и Kristinsson, 2013).

В заключение стоит сказать, что «молодая» литература, которая изучает механизм первичных выборов, проводимых за пределами США, пока еще не достигла консенсуса по таким основополагающим вопросам терминологии и методологии, как: что такое первичные выборы и на какие аспекты стоит обратить особое внимание при исследовании последствий праймериз для политических партий. Ответы на эти вопросы показывают уникальность каждого случая проведения праймериз – любая партия и любая страна обладают собственной спецификой. Данная монография попытается систематизировать, по крайней мере, частично, важнейшие составные части предыдущих исследований и представить очень общий обзор закономерностей изучаемого предмета. Следовательно, для того, чтобы разработать единый дизайн исследования праймериз открытого и закрытого типов, на которых избираются главы партий или кандидаты на властные должности, мы выявляем несколько ключевых переменных и показателей. Некоторые показатели являются актуальными только для немногих конкретных типов праймериз, однако подавляющее большинство предлагаемых аналитических параметров составляют комплексную основу для изучения механизма партийных праймериз по всему миру.


Список литературы

Abramowitz, A.I., Rapaport, R.B. and McGlennon, J., eds, 1986. The Life of the Parties: Activists in Presidential Politics. Lexington: Kentucky University Press.

Adams, J. and Merrill, S., 2008. Candidate and party strategies in two-stage election beginning with a primary. American Journal of Political Science, 52(2), pp.344–59.

Alcántara, M. and Freidenberg, F., 2001. Partidos políticos de América Latina. Salamanca: Universidad de Salamanca.

Aldrich, J.H., 1980. A dynamic model of presidential nomination campaigns. American Political Science Review, 74(3), pp.651–69.

Ansolabehere, S., Hansen, J.M., Hirano, S. and Snyder, J.M., 2006. The decline of competition in US primary elections, 1908–2004. In: M. McDonald and J. Samples, eds. The Marketplace of Democracy: Electoral Competition and American Politics. Washington: Brookings Institution Press. pp.74–101.

Aylott, N., Ikstens, J. and Lilliefeldt, E., 2012. Ever More Inclusive? Candidate Selection in North European Democracies. Paper delivered to the ECPR (European Consortium for Political Research) Joint Sessions of Workshops. Antwerp, 10–15 April.

Barnea, S. and Rahat, G., 2007. Reforming candidate selection methods: a three-level approach. Party Politics, 13(3), pp.375–94.

Bolleyer, N., 2012. New party organization in Western Europe: of hierarchies, stratarchies and federations. Party Politics, 18(3), pp.315–36.

Bruhn, K., 2011. Electing extremists? Party primaries and legislative candidates in Mexico. Working Paper: University of California Santa Barbara.

Burden, B., 2004. Candidate positioning in US congressional elections. British Journal of Political Science, 34(2), pp.211–27.

Cain, B.E., Dalton, R.J. and Scarrow S.E., eds, 2003. Democracy Transformed? Expanding Political Opportunities in Advanced Industrial Democracies. Oxford: Oxford University Press.

Carey, J. and Polga-Hecimovich, J., 2006. Primary elections and candidate strength in Latin America. Journal of Politics, 68(3), pp.530–43.

Carty, R.K. and Cross, W.P., 2006. Can stratarchically organized parties be democratic? The Canadian case. Journal of Elections, Public Opinion and Parties, 16(2), pp.93–114.

Carty, R.K., 2004. Parties as franchise systems: the stratarchical organizational imperative. Party Politics, 10(1), pp.5–24.

Cohen, M., Karol, D., Noel, H. and Zaller J., 2008. The Party Decides: Presidential Nominations Before and After Reform. Chicago: University of Chicago Press.

Corbetta, P. and Vignati, R., 2013. The primaries of the centre left: only a temporary success? Contemporary Italian Politics, 5(1), pp.82–96.

Cross, W.P. and Blais, A., 2012a. Politics at the Centre: The Selection and Removal of Leaders in the Principal Anglophone Parliamentary Democracies. Oxford: Oxford University Press.

Cross, W.P. and Blais, A., 2012b. Who selects the party leader? Party Politics, 18(2), pp.127–50.

Cross, W.P. and Katz, R.S., eds, 2013. The Challenges of Intra-Party Democracy. Oxford: Oxford University Press.

Dalton, R.J, Farrell, D. and McAllister, I., 2011. Political Parties and Democratic Linkage. How Parties Organize Democracy. Oxford: Oxford University Press.

De Luca, M., Jones, M. and Tula, M., 2002. Back rooms or ballot boxes? Candidate nomination in Argentina. Comparative Political Studies, 35(4), pp.413–36.

Gallagher, M. and Marsh, M., eds, 1988. Candidate Selection in Comparative Perspective: The Secret Garden of Politics. London: Sage.

Geer, J.G., 1989. Nominating Presidents: An Evaluation of Voters and Primaries. Westport: Greenwood.

Gerber, E.R. and Morton, R.B., 1998. Primary election systems and representation. Journal of Law, Economics, and Organization, 14(2), pp.304–24.

Haines, A.A. and Rhine, S.L., 1998. Attack politics in presidential nomination campaigns: an examination of the frequency and determinants of intermediated negative messages against opponents. Political Research Quarterly, 51(3), pp.691–721.

Hazan, R.Y. and Rahat, G., 2010. Democracy within Parties: Candidate Selection Methods and their Political Consequences. Oxford: Oxford University Press.

Heidar, K. and Saglie, J., 2003. A decline of linkage? Intra-party participation in Norway, 1991–2000. European Journal of Political Research, 42(6), pp.761–86.

Heidar, K., 2006. Party membership and participation. In: R.S. Katz and W. Crotty, eds. Handbook of Party Politics. London: Sage. pp.301–16.

Hopkin, J., 2001. Bringing the members back in? Democratizing candidate selection in Britain and Spain. Party Politics, 7(3), pp.343–61.

Ichino, N. and Nathan, N.L., 2012. Do primaries improve electoral performance? Clientelism and intra-party conflict in Ghana. American Journal of Political Science, 57(2), pp.428–41.

Indridason, I.H. and Kristinsson, G.H., 2013. Primary consequences: the effects of candidate selection through party primaries in Iceland. Party Politics [available online first, doi: 1354068813487117].

Katz, R.S. and Mair, P., 1995. Changing models of party organization and party democracy. The emergence of the cartel party. Party Politics, 1(1), pp.5–28.

Kaufmann, K.M., Gimpel, J.G. and Hoffman, A.H., 2003. A promise fulfilled? Open primaries and representation. Journal of Politics, 65(2), pp.457–76.

Kemahlioglu, O., Weitz-Shapiro, R. and Hirano, S. 2009. Why primaries in Latin American elections? Journal of Politics, 71(1), pp.339–52.

Kenig, O., 2009a. Democratization of party leadership selection: do wider selectorates produce more competitive contests? Electoral Studies, 28(2), pp.240–47.

Kenig, O., 2009b. Classifying party leaders’ selection methods in parliamentary democracies. Journal of Elections, Public Opinion and Parties, 19(4), pp.433–47.

Key, V.O., 1949. Southern Politics. New York: Knopf.

Key, V.O., 1956. American State Politics. An Introduction. New York: Knopf.

Kittilson, M.C. and Scarrow, S.E., 2003. Political parties and the rhetoric and realities of democratization. In: B.E. Cain, R.J. Dalton and S.E. Scarrow, eds. Democracy Transformed? Expanding Political Opportunities in Advanced Industrial Democracies. Oxford: Oxford University Press. pp.59–80.

Koole, R., 2012. Party Primaries for Leadership Selection. The Dutch Case. Paper delivered to the ECPR (European Consortium for Political Research) Joint Sessions of Workshops. Antwerp, 10–15 April.

LeDuc, L., 2001. Democratizing party leadership selection. Party Politics, 7(3), pp.323–41.

Lefebvre, R., 2011. Les primaires socialiste. La fin du parti militant. Paris: Raison d’Agir.

Mair, P., 1994. Party organization: from civil society to the state. In: R.S. Katz and P. Mair, eds. How Parties Organize. London: Sage. pp.1–22.

May, J., 1973. Opinion structure of political parties: the special law of curvilinear disparity. Political Studies, 21(2), pp.135–51.

Meinke, S.R., Staton, J.K. and Wuhs, S.T., 2006. State delegate selection rules for presidential nominations, 1972–2000. Journal of Politics, 68(1), pp.180–93.

Michels, R., 2009 [1911]. Les partis politiques. Brussels: Université de Bruxelles.

Mikulska, A. and Scarrow, S.E., 2010. Assessing the political impact of candidate selection rules: Britain in the 1990s. Journal of Elections, Public Opinion and Parties, 20(3), pp.311–33.

Miller, P.M., Jewell, M.E. and Sigelman, L., 1988. Divisive primaries and party activists: Kentucky, 1979 and 1983. Journal of Politics, 50(2), pp.459–70.

Norrander, B., 1986. Selective participation: presidential primary voters as a subset of general election voters. American Politics Quarterly, 14(1–2), pp.35–53.

Norris, P. and Lovenduski, J., 1995. Political Recruitment: Gender, Race and Class in the British Parliament. Cambridge: Cambridge University Press.

Öhman, M., 2004. The Heart and Soul of the Party: Candidate Selection in Ghana and Africa. PhD thesis, Uppsala Universitet.

Ostrogorski, M., 1902. Democracy and the Organization of Political Parties. London: Macmillan.

Palmer, N., 1997. The New Hampshire Primary and the American Electoral Process. Westport: Praeger.

Pasquino, G. and Venturino, F., eds, 2009. Le primarie comunali in Italia. Bologna: Il Mulino.

Pasquino, G. and Venturino, F., eds, 2010. Il Partito Democratico di Bersani. Persone, profilo e prospettive, Bologna: Bononia University Press.

Peterson, D.A. and Djupe, P.A., 2005. When primary campaigns go negative: the determinants of campaign negativity. Political Research Quarterly, 58(1), pp.45–54.

Pilet, J.B. and Cross W.P., eds, 2014. The Selection of Political Party Leaders in Contemporary Parliamentary Democracies. London: Routledge.

Polsby, N., 1983. The Consequences of Party Reform. New York: Oxford University Press.

Rahat, G. and Kenig, O., 2011. Leadership Selection and Candidate Selection: Similarities and Differences. Paper presented at the ECPR (European Consortium for Political Research) Joint Sessions of Workshops, St. Gallen, Switzerland, April.

Rahat, G. and Sher-Hadar, N., 1999a. The 1996 party primaries and their political consequences. In: A. Arian and M. Shamir, eds. The Elections in Israel 1996. New York: State University of New York Press. pp. 241–68.

Rahat, G. and Sher-Hadar, N., 1999b. Intra-Party Selection of Candidates for the Knesset List and for Prime-Ministerial Candidacy, 1995–1997. Jerusalem: Israel Democracy Institute [in Hebrew].

Ramiro, L., 2013. Effects of party primaries on electoral performance: the Spanish socialist primaries in local elections. Party Politics [available online first, doi: 10.1177/1354068813514884].

Ranney, A., 1968. Representativeness of primary electorates. Midwest Journal of Political Science, 12(2), pp.224–38.

Ranney, A., 1972. Turnout and representation in presidential primary elections. American Political Science Review, 66(1), pp.21–37.

Ranney, A., 1981. Candidate selection. In: D. Butler, H.R. Penniman and A. Ranney, eds. Democracy at the Polls. Washington: American Enterprise Institute. pp.75–106.

Reynolds, J.F., 2006. The Demise of the American Convention System, 1880–1911. Cambridge: Cambridge University Press.

Russell, M., 2005. Building New Labour: The Politics of Party Organization. New York: Palgrave Macmillan.

Sandri, G. and Pauwels, T., 2011. Party membership role and party cartelization in Belgium and Italy: two faces of the same medal? Politics and Policy, 38(6), pp.1237–66.

Sandri, G., 2011. Leadership Selection Methods in Italy and their Consequences on Membership Mobilization. Paper presented at the ECPR (European Consortium for Political Research) Joint Sessions of Workshops, St. Gallen, Switzerland, April.

Sartori, G., 1970. Concept misformation in comparative politics. American Political Science Review, 64(4), pp.1033–53.

Scarrow, S., 1999. Parties and the expansion of direct participation opportunities: who benefits? Party Politics, 5(3), pp.341–62.

Scarrow, S., 2005. Political Parties and Democracy in Theoretical and Practical Perspectives: Implementing Intra-Party Democracy. Washington: National Democratic Institute for International Affairs.

Scarrow, S.E., Webb, P. and Farrell, D.M., 2000. From social integration to electoral contestation: the changing distribution of power within political parties. In: R.J. Dalton and M.P. Wattenberg, eds. Parties without Partisans: Political Change in Advanced Industrial Democracies. Oxford: Oxford University Press. pp.129–51.

Seddone, A. and Venturino, F., 2013. Bringing voters back in leader selection: the open primaries of the Italian Democratic Party. Modern Italy, 18(3), pp.303–18.

Serra, G., 2007a. Why Primaries? The Strategic Choice of a Candidate Selection Method. Paper presented at the annual meeting of the American Political Science Association, Chicago, 30 August–2 September.

Serra, G., 2007b. Primary Elections or Smoke-Filled Rooms: A Theory of Party Democratization in Latin America. Paper delivered at the annual meeting of the Latin American Studies Association, Montreal, 5–8 September.

Seyd, P. 1999. New parties/new politics? A case study of the British Labour Party. Party Politics, 5(3), pp.383–405.

Stone, W., 1986. The carryover effect in presidential elections. American Political Science Review, 80(2), pp.71–9.

Stone, W., Rapoport, R. and Schneider, M., 2004. Party members in a three-party election: major party and reform activism in the 1996 American presidential election. Party Politics, 10(4), pp.445–69.

van Holsteyn, J. and Koole, R., 2009. Is It True What They Say? Dutch Party Members and their Opinion on Internal Party Democracy. Paper delivered to the ECPR (European Consortium for Political Research) Joint Sessions of Workshops. Lisbon, 14–19 April.

Venturino, F., 2013. Le primarie comunali dal 2004 al 2012: un bilancio. In: A. Seddone and M. Valbruzzi, eds. Le primarie viste da vicino. Novi Ligure: Epoké, pp.17–35.

Ware A., 2002. The American Direct Primary: Party Institutionalization and Transformation in the North. Cambridge: Cambridge University Press.

Wauters, B., 2009. Intra-Party Democracy in Belgium: On Paper, in Practice and through the Eyes of the Members. Paper delivered to the ECPR (European Consortium for Political Research) Joint Sessions of Workshops. Lisbon, 14–19 April.

Wauters, B., 2015. Turnout rates in closed party leadership primaries: flash and fade out? Government & Opposition, 50(2), pp.218–39. [available online first, doi: 10.1017/gov.2013.45].

Wichowsky, A. and Niebler, S.E., 2010. Narrow victories and hard games: revisiting the primary divisiveness hypothesis. American Political Research, 38(6), pp.1052–71.

Young, L., 2013. Party members and intra-party democracy. In: W.P. Cross and R.S. Katz, eds, The Challenges of Intra-Party Democracy. Oxford: Oxford University Press. pp.65–80.


Источник: Giulia Sandri & Antonella Seddone (2015) Primary Elections across the World in Party Primaries in Comparative Perspective. Routledge.
Предисловие и перевод: Андрей Лазарев