Открытая площадка

Григорий Явлинский: У Европы и России друг без друга нет будущего

4977

24 октября в Москве прошла международная конференция под названием «Борьба со стереотипами и поиск общих ценностей и точек взаимодействия», которая была организована европейской партией «Альянс либералов и демократов за Европу» (ALDE), российской партией «Яблоко» и датской партией «Radikale Venstre». Предлагаем нашим читателям текст выступления политика и экономиста Григория Явлинского.

Давайте посмотрим, каким будет мир через 30-40 лет.

Я думаю, через 30-40 лет в мире наверняка будет два мощных центра экономического роста, экономической силы: Северная Америка и Азия. Перед Европой уже сегодня, и тем более через 30 лет, встанет вопрос, как ей стать частью конкуренции экономических сверхрегионов, как стать вершиной треугольника. И ответ на этот вопрос есть только один — найти способ взаимодействия и взаимной экономической и шире — политической и стратегической интеграции со всем постсоветским пространством, прежде всего с Россией, Украиной и Белоруссией. Это просто императив.

Сейчас подписывается торговое трансатлантическое соглашение между Европой и Соединенными Штатами Америки. С другой стороны Соединенные Штаты подписывают несколько иное соглашение в Тихом океане. Это означает, что начинаются серьезные изменения во Всемирной торговой организации. Это значит, что ВТО с ее правилами несколько отходит на второй план, и появляются новые концепции торговых союзов.

Однако если на соглашение между Европой и Соединенными Штатами посмотреть внимательно, то легко можно увидеть, что оно ни в коей мере не решает ту задачу, о которой я говорил. Оно вводит в оборот очень высокий уровень конкуренции между европейскими и американскими корпорациями, но не определяет стратегию развития.

Поэтому вопрос о взаимодействии Европы и России в экономической, политической и стратегической части остаётся на повестке дня независимо от того, что сейчас происходит в России.

Я вновь хочу напомнить, что самый успешный в истории человечества политический проект — создание Европейского Союза — был задуман в 1947 году, сразу же после завершения страшной Второй мировой войны. Эти идеи декларировались тогда, когда еще два года назад люди убивали друг друга — немцы французов и так далее, а пол-Европы было под Сталиным. Тем не менее, была отвага и мудрость провозгласить необходимость этого союза, и через 50 лет он был достигнут. Разве это для нас не вдохновляющий пример? Разве не об этом мы должны думать, несмотря на все то, что сейчас происходит?

Сегодня Россия представляет собой недемократическое, авторитарное, полукриминальное, националистическое устройство — это ее политическая система. Режим в России — это режим несменяемой власти. Экономика — олигархическая, соединение власти и собственности, власти и бизнеса. Права собственности в этой системе условны и реализуемы в зависимости от политических взаимоотношений с властями. Но это не просто система, которую исправляют, но еще не исправили. Все то, что я сказал сейчас, — это стратегический курс теперь. Это то, к чему стремятся ради сохранения несменяемости власти.

Почему так случилось?

Помимо исторических предпосылок, о которых можно бесконечно спорить, на мой взгляд, решающую роль сыграли провалы и ошибки, которые были в наших реформах 90-х годов. Это большая и серьезная тема. Особенность ее заключается в том, что она до сих пор не осознана в нашем обществе, до сих пор не понята, не проанализирована, и это является одной из причин, почему так трудно вырабатывать стратегию преодоления этой системы.

Другая особенность — отношение Европы и Запада в целом к тому, что происходило в России после 1992 года. Недавно в Британии появился парламентский доклад, и в нем было найдено очень хорошее выражение: европейские политики в отношении к России последние два десятилетия находились в состоянии «sleep walking». То есть они были лунатиками. Они сами себе что-то придумали, им было так комфортно — торговля шла, доходы извлекались… А что там происходило в России — никого из политиков в Западной Европе и на Западе в целом по серьезному не интересовало. Доходы идут и прекрасно. Никакого представления о стратегии, о будущем, о том, что мы неотъемлемые части друг друга — не было, да и казалось не нужным.

Все говорилось, все было известно. Если ознакомиться только с выступлениями представителей нашей партии, то уже можно было бы составить такую картинку, которая должна была вызвать беспокойство по крайней мере. Ничего подобного. Ко всему относились пренебрежительно, с улыбочками.

Если почитать ведущие европейские издания, особенно в середине 90-х, то можно удивиться — о какой стране они пишут. Если бы люди, которые здесь живут, почитали, какие там были аплодисменты в адрес российских реформ и всего того, что происходило в России, они могли просто поразиться — непонятно, о ком это было написано. Приезжал президент Соединенных Штатов, встречался с Борисом Николаевичем, спрашивал у Бориса Николаевича: «Борис Николаевич, что вы здесь делаете?». «Мы делаем реформы!», — отвечал Ельцин. «Какие?», — спрашивал президент Клинтон. «Рыночные!». «Прекрасно!», — говорил Клинтон.

Люди смотрели на это и думали: как нам жить? У нас гиперинфляция 2600%, у нас разгул преступности, у нас криминальная приватизация идет. И что, никто этого не понимал? Никто это не видел? — Никто не хотел ничего видеть, потому что было некомфортно. Поэтому говорили: все отлично, все хорошо.

Без взаимной интеграции России и Европы у нашей страны просто нет будущего. Весь сегодняшний антиевропейский курс — это курс в никуда. Такого пути нет, это галлюцинация. Недавно в Великобритании появился доклад, в котором было написано, что европейские политики в отношении к России находились в состоянии «sleep walking», то есть они были лунатиками. И когда лунатики начинают вести переговоры с теми, у кого галлюцинации, то для народа это очень тяжелое дело.

Совсем недавно, когда Россия вдруг перекрыла поставки газа на Украину. Европейский союз разволновался, стал интересоваться, даже прервал каникулы — катались на санках, на лыжах... и все приехали. Европейская комиссия собралась с недовольным выражением лица: что такое, как же так? Но в течение одного дня Украина договорилась с «Газпромом» о том, что расчеты за газ будут идти через небольшую фирму, зарегистрированную в одной квартире, которая находится в Швейцарии, с уставным капиталом примерно 10 тысяч долларов и с оборотом 7 миллиардов долларов. И об этом сообщили европейским комиссарам, что вот так теперь будет газ идти. Они сказали: фу, слава богу, теперь все хорошо, все замечательно, главное, чтобы газ шел. И уехали назад — кататься на санках и на лыжах.

Так какие теперь вопросы? Теперь вопросов не должно быть. Если такие субъекты международных отношений, как Россия, Украина (страна с 50-миллионным населением) и Евросоюз могут строить свои отношения на теневых схемах, открыто и почти официально, тогда не надо удивляться, какие будут последствия. И дело здесь не только в том, что все говорилось открыто, а дело заключается в том, что все это известно. Россия — открытая страна, в отличие от Советского Союза, все можно найти в интернете. Можно даже сюда не приезжать. А уж если приехать… Все, кто хочет что-то знать, — никакой проблемы, пожалуйста. Проблема только в том, что мало кто хочет что-то знать.

Вот еще один пример. Европейские лидеры часто выступают с заявлениями относительного того, что происходит в России. Но никогда их не доводят до конца. И я, готовясь к этому семинару, впервые подумал о такой мысли: как вы думаете, если бы вместо беспомощных заявлений о том, что выборы в России фальсифицированы, в Европе один раз было бы принято реальное решение о непризнании фальсифицированных выборов в России, непризнании Госдумы? То, может быть, до украинского конфликта дело не дошло бы. Я думаю, что это обошлось бы всем гораздо дешевле. Просто надо решительно действовать, вовремя, если вы действительно думаете, что хотите строить стратегическое будущее.

Но сейчас должен сказать, что отношения между Россией и Европой, как вам известно, уже очень холодные и очень тяжелые. И вообще они пахнут войной. Думаю, что лет пять назад никто бы не мог сказать такого всерьез, а сейчас это, к большому сожалению, сказать можно.

Я же еще раз хочу подчеркнуть: будущее — одно. Их не два, оно одно, нравится это кому-то или нет. Я уже сказал о том, что Европе, чтобы конкурировать в современном мире, нужен союз с Россией. Но я не сказал еще о том, что без взаимопроникновения и взаимной интеграции России и Европы у России просто нет будущего. Весь сегодняшний антиевропейский курс — это курс в никуда. Такого пути нет, это галлюцинация. И когда лунатики начинают вести переговоры с теми, у кого галлюцинации, то для народа это очень тяжелое дело. Поэтому большая просьба: открыть глаза, всем проснуться и понять, что это дело очень серьезное, и оно становится все более серьезным.

Несколько соображений, что делать в этой связи.

Первое: нужно критически осмыслить широко и банально распространенное в Европе отношение к российскому народу, как к народу патриархально-патерналистскому, как к народу, который обязательно должен возглавлять какой-нибудь генерал. Я помню эйфорию, которая происходила, скажем, в Германии, когда туда приезжал генерал Лебедь. Никто не хотел ничего слышать, просто все смотрели на его размеры, слушали голос, и это была главная политическая агитация. Думают, что нужен какой-нибудь полковник спецслужб, олигарх, какой-нибудь националистический или левый вождь. Это совсем не так. Не надо обращать внимание на опросы. Это в российских условиях инструмент, который уже давно не работает и, в общем, ни о чем не сообщает, потому что люди находятся, во-первых, под колоссальным давлением пропаганды, а, во-вторых, в состоянии страха, люди просто боятся; поэтому опросы не играет никакой роли.

Не надо искать сильную личность. Не надо впадать в восторги от представителей российской оппозиции, которые очень часто бывают популярными на Западе. Не надо впадать в эйфорию. Ни от чемпионов мира по шахматам — они же чемпионы мира все-таки по шахматам, а не по каким-то другим вещам, ни от бывших премьер-министров. Нужно, наконец, относиться к делу серьезно, не гламурно. Потому что обстановка уже очень сильно этого требует. Вот это и есть преодоление стереотипа. В этой сфере нужно заняться серьезным, глубоким анализом, поиском реальных людей в России. Тех, которые ставят под угрозу свою жизнь, комфорт, свою должность, свои достижения, даже свою семью для того, чтобы добиваться каких-то целей. В этом зале есть такие люди. И я хотел бы сказать, что это самое, пожалуй, главное для преодоления стереотипов.

Для того чтобы преодолеть стереотипы, нужно говорить правду, быть профессиональными и серьезными. И тогда нетрудно будет найти общие ценности и нетрудно будет преодолеть стереотипы. Достичь целей будет трудно, но у нас нет выбора. Мы должны и обязаны обеспечить нормальное будущее в XXI веке нашей стране вместе с Европой.


Фото: Анна Артемьева, «Новая газета»