Имхо

Упорство как шанс на перемены

2502

Многие наблюдатели полагают одним из существенных недостатков российской публичной политики нехватку на ее вершине новых лиц. Особенно болезненно переживает эту нехватку внутриэлитная фронда, ностальгирующая по 90-м. В ее картине мира чем новее оппозиционер и либерал — тем он лучше. Чем более ново присоединение к протестам того или иного политика — тем с большим энтузиазмом его встречают.

Получается парадоксальный перевертыш: с огромным интересом и почтительным вниманием встречают в протестной среде министра, 12 лет работавшего в правительствах Путина, олигарха, никак не проявлявшего все 2000-е годы свою гражданскую позицию, бывшего штатного политтехнолога администрации президента и т.д.

Слова и действия Кудрина и Прохорова вызывают больший интерес, чем поступки и выступления Касьянова: еще бы, он уже 10 лет не работает на Путина! Касьянов более значим в таком ракурсе, чем Немцов, покинувший Олимп власти еще при Ельцине. А уж говорить о Григории Явлинском не приходится — он так давно и последовательно находится в оппозиции курсу Ельцина-Путина, всей системе 1993 года, экономической, политической, информационной — что как бы уже и не оппозиция вовсе, как ни странно.

Помимо прочих весьма забавных последствий, эта погоня за новизной приводит к тому, что чем позднее совершается переход того или иного политика в оппозицию — тем в большем выигрыше он оказывается.

Но если «сегодня» лучше, чем «вчера» — то «завтра» оказывается лучше, чем «сегодня». А поскольку «завтра» никогда не наступает, всё время сдвигаясь в будущее, то и политикам нет резона спешить в оппозицию. Им вообще нет нужды уходить самим, они придут, когда их выгонят. И восторженная толпа публицистов, журналистов и блогеров не позволит задать этим господам неудобные вопросы о том, где они были во время 2-й чеченской, захвата НТВ, дела «ЮКОСа» и так далее. Такая конструкция, сервильность протестной верхушки по отношению к правящей элите — еще один надежный предохранитель от раскола элит, консервирующий власть Путина.

В конечном счете, и ренессанс чиновников и силовиков в период правления Ельцина, основой которого стало государственное устройство РФ 1993 года, тоже произошел от того, что в период перестройки фрондирующий секретарь обкома и горкома казался куда интереснее широкому общественному мнению, чем герои-диссиденты, годами сохранявшие свои убеждения и прошедшие за них лагеря и карательную психиатрию.

Поэтому-то место, которое в Чехии занял драматург Гавел, а в Польше электрик Валенса, мы отдали кандидату в члены Политбюро. Ну и получили ту же номенклатуру, только перекрасившуюся. Провальные экономические реформы провел редактор журнала «Коммунист», а вторым президентом стал офицер КГБ.

Представьте себе на минуту картину: сперва царский губернатор, а затем полковник охранки становятся во главе — да хоть Временного правительства, хоть большевистского Совнаркома. Не правда ли, тогда ни о революции, ни о глубоких переменах (независимо от отношения к ним) говорить в 1917 году не пришлось бы?

Если же посмотреть на вещи еще шире, такой подход общества — убийца ответственности политиков за свою биографию, свои слова и действия. А значит, и убийца демократического будущего России, основой которого является способность и желание общества спрашивать со своих государственных и общественных деятелей.

Если обратиться к истории прошлого века, можно найти немало примеров того, как история успеха страны складывалась из способности государственного деятеля держаться твердо своих убеждений и готовности общества нанять его на пост главы государства или правительства через годы и десятилетия неудач.

Многие страны добились успеха, избирая политиков, которые годами и десятилетиями верны себе. Способность быть искренним и последовательным, даже если ты сейчас в меньшинстве — гораздо полезнее и важнее для лидера, чем умение встроиться и приспособиться. Можем ли мы в России последовать их примеру?

Возьмем Южную Корею, которая своим примером так блестяще показывает перспективность соединения национальной культуры и демократических институтов.

Ким Дэ Чжун (1925-2009)

Четырежды неудачно баллотировался в парламент Южной Кореи от демократической оппозиции. В 1961 году с пятой попытки он победил и прошел в парламент как депутат от Демократической партии. Но на следующий день произошел новый военный переворот и Национальное собрание было распущено. Ким Дэ Чжун был отстранен от политической деятельности на несколько лет, потом арестован, месяц провел в тюрьме.

В 1971 году он становится кандидатом оппозиции на президентских выборах, получает 45% (почти 5,5 миллионов голосов) и проигрывает. Через два года его посадят в тюрьму за антиправительственную деятельность, под предлогом «нарушения избирательного закона».

Ким Дэ Чжун выйдет из тюрьмы в 1978-м, однако спустя год военные власти снова его арестуют и в 1980-м приговорят к смертной казни по обвинению в государственной измене и антиправительственной агитации. Под международным давлением приговор заменят пожизненным заключением, а в 1982 году вышлют Ким Дэ Чжуна в США. Он будет преподавать в Гарварде, но в 1985 году, как только появится возможность, вернется на родину и через два года повторно примет участие в президентских выборах. 6 миллионов голосов, 27%, третье место. Поражение.

В 1992-м он вновь попытается убедить сограждан в своей правоте. 8 миллионов голосов, почти 34%, второе место. Опять неудача. Наконец, в декабре 1997 года, с четвертой попытки Ким Дэ Чжун побеждает на выборах президента Республики Корея, получив более 10 миллионов голосов (40%).

Ким Дэ Чжуну было 72 года, более 40 из них он участвовал в политике и почти 10 лет провел в тюрьме. Путь от первой президентской кампании до победы занял 26 лет. Граждане призвали его к власти, лишь когда политика предыдущего президента привела страну к тяжелому экономическому кризису и поставила под угрозу прошлые успехи страны. Двое бывших президентов оказались замешаны в коррупции и других преступлениях. Суд приговорил их к длительному заключению, а Ким Дэ Чжун… помиловал. Так он убил двух зайцев: преступники осуждены, путь в политику им закрыт, но одновременно общество избежало ненужного ожесточения — все смогли убедиться, что дело именно в борьбе с коррупцией, а не в сведении личных счетов президента с противниками. Атмосфера в стране и в политике изменилась: когда одного из следующих президентов поймают на коррупции — от стыда он покончит с собой, не дожидаясь суда.

Ким Дэ Чжун создал условия для притока иностранных инвестиций в страну, провел антимонопольную реформу чеболей — раздробил олигархические группы на отдельные компании, чем уменьшил влияние богачей на политику. Ряд предприятий (Daewoo, Ssangyong и др.) перешли из рук олигархов в собственность международных концернов из США, Европы и Индии. Вскоре экономика Южной Кореи стремительно пошла вперед и вверх.

В отношениях с КНДР Ким Дэ Чжун перешел к более мирной и дружелюбной политике, предпочитая силе и агрессии поиск взаимопонимания и компромиссы. За работу по поддержанию мира и защите прав человека, он стал в 2000 году лауреатом Нобелевской премии мира.

Свои преобразования Ким Дэ Чжун провел за один 5-летний президентский срок. Столько лет идя к власти, он не стал цепляться за нее и в начале 2003 года покинул пост президента, уступив дорогу новому поколению политиков. Это еще один важный урок его жизни: желающий сделать — успеет и за 5 лет во власти. А тот, кто на самом деле старается лишь для себя — и за 15 лет не выполнит своих обещаний.

Дэ Чжун далеко не единственный политик, которому граждане долго отказывали в доверии, а он все же не сдался и победил.

Жак Ширак и Франсуа Миттеран

Два примера из недавней истории Франции. Франсуа Миттеран проиграл выборы 1965 и 1974 годов, а в 1981 и 1988 годах дважды становился президентом. Оба раза Миттеран опережал среди прочих Жака Ширака, а тот затем выиграл в 1995 и 2002 годах.

Луис Инасиу да Силва

Еще труднее был путь к победе Луиса Инасиу да Силвы. Он проиграл выборы президента Бразилии трижды — в 1989, 1994 и 1998 годах. Но, придя в 2002 году к власти и переизбравшись на второй срок в 2006-м, Лула (как называют его бразильцы) сократил бедность в своей стране в два раза. Так бывший неудачник оказался самым популярным президентом в истории Бразилии.

Луле даже предлагали нарушить закон и избираться в третий раз, но он отказался. Сейчас ему вновь предложили вернуться, но да Силва считает, что двух 4-летних сроков хорошему политику достаточно, чтобы сделать для страны всё возможное.

Кто еще из государственных деятелей опередил свое время, долго не встречал понимания современников и достиг успеха уже в пожилые годы?

Уинстон Черчилль (1874-1965)

В середине 1930-х он — рядовой член парламента, не очень популярный даже в своей партии. Работа министра в прошлом. Дважды — в 1922 и 1923 гг. — Черчиллю даже не удавалось сохранить на выборах свое место в Палате общин. Казалось, что карьера Черчилля окончена. На самом деле, всё у него впереди: пост премьер-министра в 1940-1945 гг., победа в войне с Гитлером, потом поражение на выборах и спустя шесть лет новый приход к власти — в 1951-1955 гг.

Шарль де Голль (1890-1970)

В 1953-1958 гг., после тяжелейшего поражения своей партии на выборах, он пережил т.н. «переход через пустыню», в одиночестве работая над мемуарами в своем загородном доме. Позади остались сопротивление нацистам во время войны и полтора года во главе правительства Франции в 1944-1946 гг.

Всё в прошлом? Но в 1958 году, в разгар войны в Алжире и экономического кризиса, де Голль вновь возглавит правительство и проведет переучреждение французского государства, создав Пятую республику, существующую и доныне. В 1959-69 гг. де Голль — ее первый президент.

Конрад Аденауэр (1876-1967)

Успешный бургомистр Кёльна, Адэнауэр перечеркнул свою карьеру в 1933 году, отказавшись встречать в аэропорту только что пришедшего к власти Гитлера и запретив вешать в Кёльне нацистские флаги со свастикой. В 57 лет он будет вынужден уйти в отставку и поселиться в городке Рёндорф на берегу Рейна. Дважды, в 1934 и 1944 годах, его арестует гестапо, как принципиального противника национал-социализма. Аденауэр чудом выживет.

Мог ли он, объявленный тогда врагом немецкого народа и предателем, предположить, что в 73, в 1949 году, станет первым канцлером ФРГ? Он будет работать на этом посту до 87 лет, четырежды победит на выборах. И, вместе с Людвигом Эрхардом, станет отцом «немецкого чуда» — невероятного экономического роста послевоенной Западной Германии в 1950-60е гг.

Мохандас Карамчанд «Махатма» Ганди (1869-1948)

Великий индийский правозащитник и политик, отец теории и практики ненасильственного сопротивления произволу, лишь незадолго до смерти смог увидеть родную Индию независимой. Ее мирному освобождению от колониализма и борьбе за гражданское равенство Ганди посвятил несколько десятилетий жизни.

Дэн Сяопин (1904-1997)

Один из лидеров компартии Китая, в 62 года был снят со всех постов из-за разногласий с Мао Цзэдуном и направлен на тракторный завод рабочим. Хунвэйбины пытали и выбросили из окна его сына, ставшего инвалидом. Казалось, Дэн не только не вернется на вершину власти, но и не выживет.

Но «Культурная революция» приведет Китай на грань катастрофы и Мао Цзэдун будет вынужден вернуть его в правительство. После смерти Мао в 1976 году, Дэн Сяопин разгромит его окружение и хунвэйбинов, став на полтора десятилетия фактическим главой Китая. Он начнет реформы, которые сделают Китай по сути капиталистической страной и одной из двух крупнейших экономик мира.

Нельсон Мандела (1918-2013)

Мандела проведет в тюрьме 28 лет (1962-1990 гг.) за борьбу с расизмом в Южно-Африканской Республике. Он не сломается и победит. Выйдет на свободу, получит Нобелевскую премию мира — 1993, через год добьется отмены апартеида и в 76 лет станет первым темнокожим президентом ЮАР. Мандела будет занимать этот пост лишь один срок и в 1999-м откажется от переизбрания.

Многие страны добились успеха, избирая политиков, которые годами и десятилетиями верны себе. Способность быть искренним и последовательным, даже если ты сейчас в меньшинстве — гораздо полезнее и важнее для лидера, чем умение встроиться и приспособиться. Можем ли мы в России последовать их примеру?