В фокусе

Ги Верхофстадт: Цукерберг потерял контроль над Facebook

956

Технический прогресс дал людям не только возможности и бо́льшую свободу, но и породил новые угрозы для гражданских прав и частной жизни. Ежедневно предоставляя цифровые данные о себе государству или частным компаниям, мы открыты гораздо больше, чем когда-либо прежде. На примере системы социального рейтинга в Китае мы видим, что эта открытость с легкостью оборачивается тоталитарным контролем над личностью и цифровой диктатурой. Сценарии голливудской фантастики на глазах человечества становятся мрачной былью.

Основные риски для гражданских свобод в таких странах, как современные Китай или Россия, исходят от государства или, точнее говоря, от правящих элит, присвоивших государство себе. Однако ситуация на Западе менее тривиальна. Здесь, например — в США, угроза слежки за человеком или злоупотребления его персональными данными может исходить как от госструктур, так и от частных компаний. Они могут продать ваши личные данные тем или иным политикам просто в рамках своей экономической деятельности.

Такой вопрос существует и для России: мы видели метаморфозу ВКонтакте после ее вынужденной продажи Павлом Дуровым. Что, кроме доброй воли, мешает тому же Дурову в какой-то момент продать Telegram бизнесу, связанному с каким-либо авторитарным режимом? И что будет после этого с данными людей? Что, кроме честного слова создателей, гарантирует, что данные людей на тех или иных онлайн-сервисах используются должным образом? Как сдерживать ханжество внутренних правил Facebook, ведущих к цензуре? Как исключить манипуляцию с данными пользователей, которые социальные сети предоставляют рекламодателям, в том числе политическим — как предположительно произошло с Cambridge Analytica в ходе кампании Трампа?

Известный политик и правозащитник, бывший министр внутренних дел ФРГ Герхарт Баум вместе с группой коллег обратился в Федеральный конституционный суд Германии, чтобы оспорить законность так называемых «онлайн-обысков» (просмотра информации на компьютерах подозреваемых). В 2008 году суд вынес решение в пользу Баума и его соратников, установив в своем решении новое конституционное право — «на обеспечение конфиденциальности и целостности информационно-технических систем». Приходит время для разработки международных соглашений, признающих и защищающих это новое конституционное право каждого человека.

Тому, что необходимо сделать для защиты свободы и демократии в цифровом пространстве со стороны Европейского союза, посвящена статья лидера фракции Альянса либералов и демократов за Европу в Европарламенте Ги Верхофстадта, которую мы перевели для читателей нашего издания.


Ги Верхофстадт

Когда Марк Цукерберг, генеральный директор и соучредитель Facebook, предстал перед Европейским парламентом в мае, я предсказал ему скорую потерю контроля над компанией. Будучи одним из немногих политиков, которые когда-либо общались с Цукербергом лично, я был рад этой возможности. Но, к моему большому разочарованию, я не получил прямого и ясного ответа ни на один из моих вопросов. В этом я не одинок. Политики во всем мире устали от постоянных попыток Facebook избежать ответственности ради прибыли. У мифа о «саморегуляции» социальной сети было много лоббистов, однако и он был разрушен раз и навсегда. Самые важные вопросы о деловой практике Facebook остаются без ответа.

До сих пор остается неясным, какой информацией обладал Facebook в скандале с Cambridge Analytica. В равной степени это относится и к вопросам о влиянии иностранцев через соцсеть на избрание президента Дональда Трампа и результат референдума по Брекзиту.

Является ли беспрепятственное распространение таргетированной пропаганды в Facebook опасным для демократических выборов? Никто не знает, и это связано с несовершенством самой социальной сети. Компания утверждает, что она улучшила свою систему конфиденциальности. Учитывая, что она не провела всеобъемлющий внутренний аудит скандала с Cambridge Analytica, есть все основания опасаться, что предстоящие в мае выборы в Европарламент могут подвергнуться еще большему количеству манипуляций.

Хотя цифровые гиганты подписали «Кодекс поведения» Европейской Комиссии по борьбе с разжиганием ненависти и дезинформации, сделать необходимо гораздо больше. Кодекс является слишком слабым документом и не содержит сроков, к которым компании должны выполнить свои обязательства. Кроме того, соблюдение нового Общего регламента ЕС о защите данных требует гораздо больших ресурсов, чтобы технологические компании больше не могли воспринимать штрафы за неправильное использование персональных данных исключительно как затраты на ведение бизнеса.

В Европе также отсутствует ревностный прокурорский/следственный орган, который мог бы привлечь к ответственности технические компании. Роберт Мюллер, американский специальный прокурор, расследующий вмешательство России в выборы 2016 года, вынес десятки обвинительных заключений, тем самым продемонстрировал необходимость прокуроров по делам, связанных с социальными сетями. Настало время для Европы наверстать упущенное, создав должность собственного спецпрокурора для расследования нападений на недавние выборы, а также других преступлений, связанных со злоупотреблением данными.

Не может быть никаких сомнений в том, что монопольный контроль над личными данными миллионов людей и потоками информации в интернете представляет собой явную и существенную угрозу демократии. И руководство Facebook снова дало повод усомниться в предсказуемости и ответственности своего поведения.

ЕС необходимо разработать надежное программное обеспечение на всех языках и во всех государствах-членах для отслеживания и анализа кампаний по дезинформации. Только тогда прокуроры и другие правоохранительные органы будут иметь материалы для получения доказательств и эффективной проверки таких нападений. При наличии правильной стратегии мы не можем допустить, чтобы платформы социальных сетей служили ускорителями дезинформации, должны выявлять и останавливать пропагандистские кампании, как только они появятся. Созданная в 2015 оперативная рабочая группа по стратегическим коммуникациям должна быть расширена и отделена от дипломатической службы ЕС. Ее единственной задачей должно быть выявление, анализ и разоблачение дезинформации.

В долгосрочной перспективе есть только один только верный способ противостоять угрозе, которую Facebook и другие платформы представляют для западной демократии – регулирование. Подобно как саморегулирование банков не смогло предотвратить финансовый кризис 2008 года, так и саморегулирование в технологическом секторе не придало Facebook ответственности.

Регулирование технологических гигантов должно начаться с обновленных правил конкуренции, направленных против монопольного контроля над личными данными. И нам нужны новые правила для обеспечения подотчетности и прозрачности в обработке данных любым субъектом, будь то государственные или частные организации. Но, в конечном счете, мы не должны исключать закрытие Facebook или других технологических гигантов.

Мои слова, обращенные Цукербергу в мае, все еще актуальны: он, похоже, не контролирует свое творение. Но даже, если бы Цукерберг делал это, мы все еще должны быть обеспокоены тем «более открытым и связанным» миром, который он имеет в виду. Представьте себе десятки тысяч низкооплачиваемых сотрудников Facebook в Индии и других странах, которые тщательно проверяют каждое наше слово, чтобы решить, что является fake news и разжиганием ненависти, а что нет.

Как недавно сообщил The New York Times, Facebook настолько отчаянно пытался защитить свою бизнес-модель, что нанял фирму, специализирующуюся на черном PR для распространения антисемитской дезинформации об одном из своих критиков  финансисте и филантропе Джордже Соросе. Такое возмутительное поведение говорит о том, что Facebook есть, что скрывать. И парламентский комитет Великобритании, перехватив внутренние электронные письма компании, показал, что социальная сеть могла знать о злонамеренной активности властей России на платформе еще в 2014 году.

Не может быть никаких сомнений в том, что монопольный контроль за личными данными миллионов людей и поток новостей и информации в интернете представляет явную и существенную угрозу демократии. Руководство Facebook неоднократно доказывало, что не ведет себя ответственно. Нет никаких причин, по которым мы должны верить обещаниям компании по приведению в порядок действий над нашими данными. Саморегуляция провалилась. Настало дело для реальных дел.

Ги Верхофстадт  премьер-министр Бельгии в 1999–2008, председатель фракции Альянса либералов и демократов за Европу (ALDE) в Европейском парламенте.

Оригинал статьи: Project Syndicate, перевод: Владимир Перевалов, вступление: Александр Гнездилов.