В фокусе

Казахстан и обнуление «обнуления»

2094

Сохранявший полное молчание на всем протяжении политического кризиса в Казахстане первый президент страны Нурсултан Назарбаев впервые после протестов и погромов выступил с видеообращением, заявив, что «никуда из страны не уезжал и не собирается» и «находится на заслуженном отдыхе». Главный редактор SPJ Александр Гнездилов анализирует, чем обернулся казахский транзит власти и какие уроки из этого может извлечь Россия.

Сегодняшнее заявление Нурсултана Назарбаева, как и в целом январские события в Казахстане, обнажает всю тщетность путинского обнуления конституции.

Впрочем, на первый взгляд, это совершенно не так. Ведь Путин через обнуление выбрал путь несменяемой пожизненной власти, а Назарбаев попытался создать механизм преемственности, мягкого транзита с удержанием контроля над ситуацией — и потерпел в этой попытке поражение.

Но в этом поражении виновата оказалась не конструкция власти, созданная Назарбаевым в 2019 году, а то, с какой лёгкостью в кризисный момент она оказалась отброшена в сторону.

Только что ты перед Новым годом вёл переговоры с Путиным в Москве, был национальным лидером и несменяемым главой Совета безопасности. И вдруг несколько дней турбулентности — протесты, волнения, беспорядки, «миротворческая операция» — и ты на выходе уже простой персональный пенсионер «на заслуженном отдыхе».

И никого ни в самой стране, ни за её пределами совсем не волнует тот факт, что президент Токаев был по назарбаевской конституции просто не вправе смещать елбасы с поста руководителя Совбеза, чтобы возглавить его самому. Нет никого, кто бы сказал: эй, стоп, а в конституции-то теперь написано другое!

Все ведь понимают, что она лишь оформляла фактическое положение дел по состоянию на 2019 год. А в 2022-м это положение изменилось — и никому теперь нет дела до этой филькиной грамоты. «Елбасы Назарбаев? А кто это?»

И вот здесь глубокое сходство с путинским обнулением. Да, в 2020 Терешкову «люди просили», а потом те же «люди» голосовали на пеньках. Так появилась особая эксклюзивная статья, дающая право Путину избираться до 2036 года. И много ещё каких статей появилось. Но все они работают лишь вплоть до того момента, пока у Путина достаточно здоровья, сил, энергии и властного ресурса, чтобы удерживать ситуацию под контролем.

А если этот контроль ослабнет — who cares это обнуление? Да ту же Терешкову первую «люди попросят». И Клишас с Крашенинниковым бодро прокрутят фарш в ту сторону, в какую нужно будет в данный конкретный момент.

Всё государственное устройство подвесили на тонкий волосок, жизнь и судьбу одного конкретного человека, против которого — как и против любого из нас — работает неумолимое время.

Да, Путин младше Назарбаева на 12 лет, но самолёты дочерей елбасы, спешно взлетающие в начале января куда-то в сторону Объединённых Арабских Эмиратов — эта картинка уже здесь, уже в глазах у всего мира.

Не легче и соратникам нынешнего российского президента. Что они должны думать, глядя, например, на судьбу Карима Масимова?

Дважды глава правительства, руководитель президентской администрации, в последние годы — шеф Комитета нацбезопасности. Верный соратник елбасы, ярый борец с несогласными и инакомыслящими, оппозицией и гражданским обществом, правозащитниками и некоммерческими организациями, внешними и внутренними оппонентами режима.

И тут несколько дней политического кризиса. Протесты, волнения, беспорядки, «миротворческая операция»... И вот ты уже обвиняемый в государственной измене.

Верный цепной пёс режима, ты теперь — главный «майданщик», «оранжист», «иностранный агент», «экстремист» и «исламист». Какой разительный пример для всего нынешнего Совета безопасности РФ — и не только для него.

Всем влиятельным людям в окружении Путина есть тут над чем задуматься. Как же тут быть? Кто защитит проигравшего в борьбе за власть?

Сейчас их охранная грамота — это безусловная лояльность президенту и готовность выполнить любое распоряжение свыше — но в зоне политической турбулентности старая верность в несколько дней обнуляется, как поправки в конституцию, а у всякой новой метлы есть свои верные люди.

Так, выходит, людям в элитах надо быть готовыми к такой нестабильности заранее? И не просто ждать, а готовиться — ибо если не ты, то тебя? Так возникает поле для опасных закулисных игр, ситуация начинает раскручивать по спирали эскалации саму себя.

Это рискованный для страны, хотя и медленный пока сценарий. Проблема в том, что альтернативы ему уже особо нет. Не для того почти четверть века Кремль развязывал себе руки, чтобы вдруг резко развернуться и пойти назад в ограничительное русло основ конституционного строя России.

Остаётся смотреть на события в Казахстане как в ночное оконное стекло, когда в нём видится, помимо происходящего снаружи, и своё собственное отражение, нечёткое, но совершенно явное.