Sozialliberalismus

Социальный либерализм. 5 идей для будущего

646

По итогам сентябрьских выборов в Бундестаг социал-демократы, зелёные и либералы из СвДП ведут переговоры о формировании нового правительства Германии. Некоторые принципиальные условия либералов из Свободной демократической партии известны давно — например, отказ от повышения налогов. Но с какими ещё предложениями СвДП садится за стол переговоров? Внутри партии в последние годы новое дыхание обрели идеи социального либерализма. Сегодня одним из их ярких представителей и ключевым членом переговорной команды при формировании нового кабинета министров является Йоханнес Фогель.

Родившийся в 1982 году, этот политик в подростковом возрасте сперва примкнул к «Зелёным», но в 16 лет перешёл в либеральный лагерь. С 2005 по 2010 годы он возглавлял молодёжную организацию СвДП. В 2009-2013 и с 2017 года — депутат Бундестага, в промежутке поработав в федеральном агентстве по вопросам занятости. В 2017 году Фогель руководил избирательной кампанией партии на выборах в ландтаг земли Северный Рейн-Вестфалии. Для регионального отделения эти выборы оказались лучшими в истории: 12,6%.

Необычная для либерального политика специализация на трудовом и социальном законодательстве привела к тому, что и на региональном, и на национальном уровне Йоханнес Фогель стал ключевой фигурой, привлекающей к либералам прежних избирателей социал-демократов. В конце 2019 года сначала лидер СвДП Кристиан Линднер, а затем Фогель опубликовали статьи, обозначившие готовность либералов стать более социальными, сдвинувшись к центру. Эти заявления вызвали нервную реакцию лидеров СДПГ, хотя ряд членов партии воспринял их одобрительно, а некоторые даже перешли в ряды СвДП.

Однако 2020 год отодвинул для СвДП социал-либеральный тренд на второй план: сперва либералы оказались под ударом из-за громкого политического скандала в Тюрингии, где кандидатуру местного партийного лидера на пост премьер-министра неожиданно поддержали ультраправые, а затем пришла пандемия, кардинально сменив повестку дня в мировой политике.

Но идеи Йоханнеса Фогеля остались запасным козырем свободных демократов: не случайно в мае 2021 года он стал новым заместителем председателя партии. Некоторые СМИ утверждают, что Фогель — потенциальный преемник Кристиана Линднера на посту главы СвДП. Так это или нет, но новая генерация социальных либералов уже выходит на авансцену немецкой и общеевропейской политики — а их предложения выглядят интересно не только для Германии, но и для России. Поэтому мы публикуем русский перевод программной статьи Фогеля, вышедшей в декабре 2019 года в газете Die Welt.


Социальный либерализм в СвДП? То, что надо

Завтра начинается новое десятилетие. Время оставить позади всё, что уже в 2019 году не вписывалось в эту переломную эпоху: побитые молью политические идеи из старых сундуков, грубые предрассудки, примитивные «образы врага». Например, одну из колонок в WELT Норберта Вальтер-Борьянса [с 2019 года сопредседатель Социал-демократической партии Германии — примечание SPJ], которая кажется до странности несвоевременной, как унылое эхо прошлого века. «Мега-богатые», «групповой эгоизм», «мультимиллионеры», государственное «обеспечение» жилплощадью или «неэффективное наследование состояние» — неужели это действительно словарный запас «нового времени»?

Лексика, происходящая из учебников по классовой борьбе, совершенно не соответствует вызовам нашего времени. Единственная конкретная политическая идея, которая сформулирована в тексте Норберта Вальтер-Борьянса и с которой прежний оплот социал-либерального мышления выходит на дебаты — это усиление налогообложения. Какой изумляющий поворот: социал-демократ, который требует более высоких налогов! Это столь же инновационно, как и либерал, считающий, что «меньше государства» — это ответ на все социальные проблемы.

Видный европейский социал-демократ по имени Тони Блэр недавно заявил в интервью, что политическая конкуренция — это, прежде всего, постоянный поиск «лучшей идеи». В период премьерства у него был только один предмет для беспокойства: что кто-то с противоположной стороны может выдвинуть идею лучше. Хотелось бы видеть этот дух и в Германии. Подобное прогрессивное мышление способно так же вдохновлять и либералов. Потому что прогрессизм, вера в лучшее будущее — это то, что политически связывает либералов и социал-демократов, то, что может соединять их. Настало время оживить и конкретизировать этот подход.

Пять идей

Первая: обновление социальных лифтов. Как долго мы готовы мириться с тем, что в Германии успешная учёба более, чем в других промышленно развитых странах, зависит от происхождения человека? Свободные демократы в правительстве земли Северный Рейн-Вестфалия инвестируют в детские сады и в дошкольное образование больше, чем в любую другую область.

В то же время мы создаём, особенно в районах с наиболее серьезными социальными проблемами, маяки равных возможностей, а именно: «школы талантов» с бОльшим количеством учителей и социальных работников, особенно хорошо оборудованные. Думать в этом направлении дальше, искать следующую идею, которая будет ещё лучше — замечательный проект!

Вторая: доступное жильё в больших городах. В то время, как в Берлине демонизируют «концерны» и ставят под сомнение основополагающее право на частную собственность, Гамбург продвигается вперед, поощряя строительство как частного, так и социального жилья — и потому добивается успехов. Пока на Шпрее вырабатываются антирыночные рефлексы и идёт поиск врагов, на Эльбе ищут лучшее решение проблемы. Когда мы наконец придём к доступной арендной плате — и одновременно решим проблему разницы в уровне жизни за счёт того, что у большего числа людей будет возможность построить жилую недвижимость?

Третья: современное государство всеобщего благосостояния, где современной является и трудовая жизнь. Когда уже СДПГ окончательно отбросит шаблоны мышления XX века? Послужной список человека сегодня намного гибче и многообразнее, чем он был ещё 20 или 30 лет назад. Мы регулярно переключаемся между самостоятельной занятостью и статусом наемного работника. Сегодня всё больше и больше людей могут выполнять работу там и тогда, когда им удобно, хотя раньше они трудились лишь в фиксированное время и в определённых местах. И большинство людей видят в этом для себя не угрозу, а возможность.

Мир труда завтрашнего дня не будет работать со вчерашними законами, такими, как Закон о рабочих часах из 1990-х годов или жестко установленный пенсионный возраст. Когда мы, наконец, серьезно отнесёмся к критике из уст Франца Мюнтеферинга [вице-канцлер Германии в 2005-2007 годах, лидер Социал-демократической партии в 2004-2005 и 2008 — 2009 годах — прим. SPJ] и создадим пенсионную систему, которая была бы, в условиях демографических изменений, справедливой и стабильной для всех поколений, с социальными взносами, которые все еще могут выплачивать обычные работники в будущем?

Прогрессизм, вера в лучшее будущее — это то, что политически связывает либералов и социал-демократов, то, что может соединять их. Настало время оживить и конкретизировать этот подход.

Четвертая: почему в Германии нет образовательных ссуд для людей среднего возраста? Когда дело доходит до образования, многие не думают о людях в возрасте 30, 40 или 50 лет. Но цифровые изменения требуют, чтобы мы продолжали учиться всю жизнь и выстроили вторичного образования так, чтобы каждый мог идти в ногу со временем. Без этого людям приходится платить за своё дополнительное образование или терять в заработке.

Но как насчет того, чтобы каждый гражданин мог свободно направлять часть своего дохода на целевой цифровой счёт, без уплаты налогов и взносов на социальное страхование? Накопленные таким деньги затем можно будет потратить на оплату образовательного курса или компенсировать ими потерю заработка из-за переобучения или даже ухода в творческий отпуск.

Те, кто зарабатывает слишком мало, вправе также получить от государства годовой образовательный заём для лиц среднего возраста. Потому что, как и все остальные, работники с низкими доходами должны иметь возможность адаптироваться к рынку труда будущего. Не будет ли это почти революционным социал-либеральным проектом?

Пятая: мегазадача декарбонизации к середине столетия. Какие возможности появятся у нас, если мы объединим инновационную мощь немецких промышленных предприятий среднего бизнеса с прорывным сигналом Friday for Future! Ведь мы сможем освободиться от зависимости от ископаемого топлива лишь благодаря техническому прогрессу и силам рыночной экономики.

Немецкая (автомобильная) промышленность должна снова стать пионером технических инноваций в области электромобилей, водородных двигателей и использования синтетического топлива. Эта задача требует, наконец, четких нормативных правил, таких, как фиксированный лимит CO2 — вместо беспомощных и чисто символических дебатов о запрете определенных типов кузова.

Здесь необходимо социально-либеральное мышление, которое сочетает в себе чёткую приверженность Германии как индустриальному флагману и осознание, что рост сегодня больше не должен означать дымящиеся трубы. Это образ мышления, который продвигает необходимые инфраструктурные проекты, а противодействует им.

Ясно одно: все эти проблемы и связанные с ними социальные изменения бросают вызов каждой политической силе, включая и мою партию, Свободных демократов. Мы тоже должны постоянно подвергать сомнению наши позиции и углублять обмен мнениями со всеми, с кем либералы в прошлом слишком мало общались — например, с профсоюзами. У нас должно быть предложение для всех, от ремесленника в Мекленбурге — до стартапера в центре Берлина, от тяжело трудящейся медсестры, ухаживающей за стариками в Шварцвальде — до квалифицированного рабочего в Рурской области, который получил новое образование или ещё только пытается это сделать.

Либералы и социал-демократы могли бы вместе продвигать такую повестку дня — если СДПГ захочет этого. Или если социал-демократические сторонники такой политики будут искать себе новое пристанище. Так же, как политика Нового центра [курс правительства Герхарда Шрёдера в конце 1990-х — прим. SPJ] когда-то притягивала либералов, сегодня социал-демократы могут примыкать к нам, либералам. В Северный Рейн-Вестфалии это уже произошло в 2017 году: на земельных выборах ни к одной другой партии не перешло столько избирателей СДПГ, как к свободным демократам.

Перевод и предисловие: Александр Гнездилов
Источник: Die Welt