Book Review

Конституция свободы и оптимизма

2458

В рамках проекта InLiberty «Библиотека свободы» вышла книга «Конституция свободы» крупнейшего экономиста и социального мыслителя XX века, лауреата Нобелевской премии по экономике Фридриха Августа фон Хайека. Это первое русскоязычное издание книги, опубликованной Чикагским университетом в 1960 году.

Первые переводы Хайека в Советском союзе появились в самиздате, официальные — уже после краха советской системы, в 1992 году вышла самая известная книга Хайека — «Дорога к рабству». Эта работа, критикующая коллективизм и централизованное планирование как основу сталинизма и нацизма, вывела долгий спор Хайека и другого известного экономиста Джона Мейнарда Кейнса из чисто экономической плоскости в сферу этики и политики. Кейнс, прочитавший книгу Хайека по дороге на Бреттон-Вудскую конференцию, одобряет ее моральный и философский пафос, но упрекает автора в отсутствии позитивной программы действий. По словам Кейнса, Хайек соглашается с тем, что практическая реализация логических крайностей — свободного рынка и планирования — невозможна, но ничего не пишет о том, как найти границу между ними.

Однако послевоенное общественное мнение относится к социализму, принесшему Советскому Союзу победу во Второй мировой войне, с энтузиазмом, воспринимая книгу Хайека как пережиток прошлого. «Появление этой книги — все равно, что прогулка динозавра по улицам современного города» — пишут критики. Волнуется и сам автор: из серьезного экономиста он превратился в автора агитки, что затрудняет дальнейшую академическую карьеру. Хайек переживает сложный период в жизни: он разводится с женой (ради чего переезжает в Арканзас, где разрешены односторонние разводы), его не берут на экономический факультет Чикагского университета (как он сам считает — из зависти профессоров), умирает Кейнс (Хайек полагает, что без конфликта с ним он и сам станет мало кому интересен).

Принцип верховенства закона означает, что государство не может применять принуждение к человеку, кроме как с целью обеспечения выполнения заранее известных, определенных и общих для всех правил. Именно тот факт, что все правила равно применимы ко всем, включая тех, кто правит, делает невероятным принятие каких-либо деспотических законов.

И именно в это время Хайек начинает работу над своей главной позитивной и оптимистичной книгой. Вскоре он находит не только место в Чикагском университете — на кафедре социальной мысли, но и в жизни — интеллектуала, говорящего то, что считает нужным, не ожидая, что его должны принять именно сейчас. Он ведет семинар в Чикагском университете, в котором участвуют будущий нобелевский лауреат Милтон Фридман, философы, политологи, социологи, а также представители естественных наук, в частности, физики Энрико Ферми и Майкл Полани. Все это позволяет расширить дисциплинарное поле будущей работы, в которой будут использованы ссылки почти на две тысячи источников.

Хайек, сам — яркий представитель классического либерализма, критикует и пересматривает идеи либеральной философии XIX века. В отличие от своих предшественников, он ставит во главу угла не Laissez-faire (невидимую руку рынка), а Rule of law (верховенство права). «Старая формула Laissez-faire, или невмешательства, не дает нам адекватный критерий для различения между тем, что допустимо и что недопустимо в свободной системе», — пишет Хайек в «Конституции свободы». Помочь же обществу постоянно совершенствоваться и функционировать с максимальной эффективностью может соблюдение рамок закона. Экономист проводит анализ понятия верховенства права, определяя различия между духом и буквой закона, а также главную его цель — защиту индивидуальных прав граждан от посягательства государства или общества. «Идеал верховенства закона требует, чтобы государство либо принуждало других соблюдать закон — и тогда это должно быть его единственной монополией, — либо действовало в рамках того же закона, а потому подчинялось тем же ограничениям, что и частные лица. Именно тот факт, что все правила равно применимы ко всем, включая тех, кто правит, делает невероятным принятие каких-либо деспотических правил».

Хайек находит противоречие в формуле классического либерализма: либералы предполагают наличие универсальных норм, но при этом убеждены в индивидуальной свободе. Он предлагает свой механизм для его разрешения: рассеянное знание (термин, проработанный с биологами на семинаре в Чикаго) множества людей агрегирует спонтанный порядок. Для спонтанного порядка нужна свобода: совокупные знания множества людей, спонтанным и свободным образом соединенные друг с другом, больше, важнее и ценнее знания одного человека. Персональные диктатуры всегда будут обречены на интеллектуальную деградацию. Соединение свободы и спонтанного порядка ведет к инновациям и прогрессу. Однако свобода означает не только личные возможности человека, но и накладывает на него индивидуальную ответственность за принятые решения. Хайек критикует социалистов, приучающих людей к коллективной ответственности. Социалисты говорят о тирании, как об общественном выборе, но на самом деле, каждый человек выбирает ее самостоятельно. Избежать тирании позволяет свободная система, где никому не будет позволено решать за других.

Фридрих Хайек в Лондонской школе экономики и политических наук, 1948

Фридрих Хайек на лекции в Лондонской школе экономики и политических наук, 1948

Работа с биологами и антропологами дает Хайеку новое понимание эволюции как движущей силы прогресса. Дарвиновская идея естественного группового отбора не находит применения в социальных науках. Хотя этот отбор действует через успешность индивидов и групп, в итоге выживают не группы, а правила. Все это позволяет Хайеку с оптимизмом смотреть в будущее свободного общества.

Книга «Конституция свободы» увидела свет в 1960 году, и Хайека расстраивает тот факт, что она не обсуждается также бурно, как и «Дорога к рабству», но он помнит, что настоящий мыслитель должен быть спокойным и упрямым. Признание приходит позже — в 1974 году уже вышедший на пенсию Хайек получает Нобелевскую премию по экономике за «проницательный анализ взаимозависимости экономических, социальных и институциональных явлений», что возвращает его в круг мейнстримных ученых. На вручении премии Хайек знакомится с Александром Солженицыным и передает ему русский перевод «Дороги к рабству». По словам философа Андрея Зорина, «Архипелаг ГУЛАГ» и «Дорога к рабству» стали двумя главными книгами советского диссидентства.

В отличие от множества интеллектуалов своего поколения, ставших добровольными помощниками диктатур, Хайек отстаивает идеи свободы, верит в прогресс и не дает своему читателю возможности отчаиваться. Пожалуй, во времена политиков-популистов, когда свобода снова находится в опасности, это является главным выводом книги.

Фридрих Август фон Хайек. Конституция свободы. Новое издательство, 2018