Имхо

Почему распадаются объединительные проекты оппозиционеров?

938

Гарри Каспаров покинул руководящие органы движения «Солидарность», а несколько его соратников, включая известного публициста Андрея Пионтковского, вышли из рядов организации. За несколько дней до этого Андрей Пионтковский покинул и Координационный совет оппозиции. Распад и без того не слишком многочисленного «объединенного демократического движения» – хороший повод подумать и поговорить о следующем: почему этот и ему подобные оппозиционные проекты малоэффективны, а их жизнь так непродолжительна?

Почему не выходит?

Когда мы с вами, оглядываясь назад, видим немало останков подобных организаций, разбросанных по кюветам 2000-х годов — а там и Комитет-2008, и коалиция «Другая Россия», и Всероссийский гражданский конгресс, и Национальная ассамблея — самое время задуматься о причинах.

Легко можно все объяснить человеческим фактором — глупостью, недоговороспособностью, лживостью или любыми другими грехами политиков-оппозиционеров. Во многом это будет справедливо. Достаточно посмотреть на то, как не заметили уход из КС Пионтковского большинство его коллег, или на пущенное в спину Каспарову одним из его вчерашних соратников сообщение об эмиграции экс-чемпиона мира по шахматам.

Однако только ли человеческий фактор причиной тому, что эта часть оппозиции симулирует политическую работу, упражняясь в беге на месте?

Тот же господин Пионтковский в декабре опубликовал в своем блоге заметку «Оппозиция как бизнес-проект Михаила Фридмана». В ней он в частности отметил, что «республиканцев» и «лоялистов» в КС разделяют не тактические споры о наилучших методах достижения одинаково понимаемых ими целей, а принципиально разные стратегические установки».

И далее пояснил, что имеет в виду:

«Влиятельному клану «системных либералов» нужно управляемое протестное движение как массовка и как их средство давления на силовиков и на Путина в решающей схватке за высший приз — державный скипетр. Происходящее не может не отбрасывать свою тень на ситуацию в Координационном Совете оппозиции…

«Республиканцы» считают, что демонтаж уродливой политической и экономической системы властесобственности, созданной в ельцинские годы и доведенной до логического предела путинской клептократией, является задачей национального спасения. «Лоялисты» полагают, что в России построена в целом приемлемая рыночная экономика, принесшая ее капитанам сотни миллиардов долларов добавочной стоимости, а для ее дальнейшего успешного развития необходимо убрать некоторые путинские наслоения и в ходе «управляемой политической реформы» вернуть на самые вершины власти ведущих сислибов или их назначенцев.

22-25 декабря на одном из горнолыжных курортов недалеко от Мюнхена глубоко уязвленный сделкой Роснефть-BP Михаил Фридман проведет встречу с группой олигархов и близких им политиков. Ожидаются и некоторые члены КС. Эдакий ремейк Давоса-1996, благословившего Б. Ельцина на второй президентский срок. Будут обсуждаться кандидатуры Другого Парня и вопросы финансирования несистемной оппозиции.

…на Мюнхене-2012 речь, видимо, пойдет о некоей комбинации разумных сил в оппозиции с частью деловой и политической элиты, включая частично и тех, кто сейчас находится во власти».

Не замедлил господин Пионтковский назвать и «хозяина встречи» (Альфреда Коха) и потенциальных участников со стороны части элиты:

«В этой группе активно работают Чубайс, Фридман, Волошин, Усманов и некоторые другие олигархи».

Не правда ли, если написанное Пионтковским не ложь и не паранойя, это поистине сенсационная новость? Самый настоящий заговор между частью оппозиции и частью путинского олигархата! Стоп, стоп! Да, сенсация — но лишь в том случае, если всё это правда.

«Кто дает деньги»?

Впрочем, это как раз тот случай. В своем ЖЖ еще один член КС Андрей Илларионов опубликовал ссылку на переписку нынешних «беженцев» из «Солидарности» Пионтковского и Каспарова и еще одного члена этого движения и КС — Бориса Немцова. В чем же принципиальные расхождения двух групп в КС?

Немцов — Илларионову:

«Гораздо интересней отсутствие Вашей реакции на донос в Кремль и спецслужбы по поводу финансирования оппозиции. Именно, речь идет о двух публикациях Пионтковского на Эхе 19 и 21 декабря. В первой подчеркивается, что члены КС собираются под Мюнхеном решать с представителями российского бизнеса вопросы финансирования. Это донос на членов КС и бизнесменов. 19 декабря я сказал Каспарову, что кроме меня никто из политиков ехать в Мюнхен не собирается, что текст подлый и является стукачеством. Я попросил его прекратить писать доносы. Он пообещал поговорить с Пионтковским. Разговор был в присутствии Яшина. Каспаров, судя по всему, поговорил. После этого появляется еще одна публикация на Эхе Пионтковского на ту же тему. И Каспаров, и Пионтковский знали к тому моменту, что должен ехать только я, они знали, что будут решаться важные вопросы финансирования (курсив здесь и далее мой — А.Г.) и тем не менее продолжали подличать. Знали они также, что никакие вопросы про приемников и прочего никто со мной обсуждать не будет в силу дикости и бессмысленности такого обсуждения со мной».

Пионтковский — Немцову:

«В своей статье 19 декабря я открыто и публично выступил против проекта подлецов — фридманов, чубайсов, кохов, волошиных по приватизации протестного движения и подчинению его своей цели – продвижению другого своего парня на роль Наследника-2.

Об этих планах и о уже истраченных в этом году 10-15 млн $ достаточно откровенно было рассказано в публикации Вашего единомышленника, многолетнего consiglieri фридмановской финансовой мафии.

Я принципиально против финансирования оппозиции этими людьми.

Вы как дисциплинированный член СПС были с ними в 99-ом, когда через поход Басаева в Дагестан, взрывы домов, «учения» в Рязани, кровавую войну, унесшую десятки тысяч жизней и приведшую к потере Россией Кавказа, они вели к власти своего ставленника Путина, призванного защитить ИХ завоевания «либеральных реформ».

Оказывается, Вы снова с теми же людьми и в 12-13-ом. C ними и с трансляторами их проекта в КС. Я об этом и не подозревал, когда публиковал свою статью. Вы сами начали кричать «И я, и я!» после её появления».

Немцов — Пионтковскому:

«Наконец, Андрей Андреевич признал, что писал донос сознательно, поскольку считает, что финансирование оппозиции перечисленными им российскими бизнесменами неправильно. У меня только один вопрос к нему: а почему он не интересовался происхождением денег, когда просил у меня финансовой поддержки на издание собственной книги??? Равно как и не спрашивал, кто дает деньги на «Солидарность», протесты и прочее».

Пионтковский — Немцову:

«Ваши ближайшие друзья Фридман, Кох, Чубайс, Волошин не являются и никогда не были бизнесменами в общепринятом смысле этого слова. Это жулики и воры, преступно приватизировавшие государство и превратившие его в инструмент собственного обогащения».

Каспаров — Немцову:

«19 декабря ты категорически отрицал, что встреча в немецких Альпах имеет какое-либо отношение к вопросам финансирования и даже утверждал, что о появлении там Фридмана тебе стало известно буквально день назад.

Поездка в гостиницу Коха в том разговоре квалифицировалась как исключительно традиционное семейное мероприятие...

… 28 декабря тон разговора резко изменился – уже в мой адрес были высказаны прямые обвинения в попытках сорвать стратегический план по финансированию оппозиции. Поменялась и твоя версия: теперь оказалось, что мы с Пионтковским заранее знали, что у тебя должна была состояться эта встреча с Фридманом и другими неназваными олигархами, на которой планировалась решать вопросы финансирования РПР-Парнас, «Солидарности» и КС. Также ты категорически утверждал, что никакого Ашуркова на встречу не приглашали, хотя в разговоре 19 декабря таких опровержений не было.

Кстати, между этими двумя разговорами 27 декабря у нас состоялся довольно оживлённый обмен смсками, в котором ты сообщил, что данная встреча (интересно, кого с кем??) все-таки состоялась».

Никаких опровержений подлинности данной переписки, после публикации ссылки на нее в ЖЖ Илларионова, ни с чьей стороны не последовало.

Кто финансирует политику в России и как сохранить независимость?

Что важно для обсуждаемой нами темы? Едва ли можно назвать устойчивыми политические образования, видные члены которых придерживаются разных взглядов на крупный бизнес родом из 90-х годов. Одни считают, что имеют дело с отечественными предпринимателями, вторые полагают, что это никакой не бизнес, а часть ельцинско-путинской олигархии. И этот вопрос для оппозиции не философский, не абстрактный, не отвлеченный, а вполне конкретный.

Потому что если полагать олигархов 90-х цивилизованным бизнесом, то проблемы с их спонсорством нет, а если брать деньги от части режима на борьбу с другой частью этого же режима — возникает впечатление, что вместо оппозиционной политической силы, альтернативной нынешней клановой системе, образуется участник внутрикремлевских игрищ под ковром.

Здесь, впрочем, вопрос не такой однозначный. Ленин и большевистская партия брали деньги у Германии, но разве они использовали эти средства не в своих целях?

Дело ведь вот в чем. Россия — страна большая. Для того чтобы заниматься серьезной политикой деньги нужны немалые. Но экономическая система страны, берущая начало в брежневском застое, основана в огромной степени на сырьевых производствах.

Малый и средний бизнес, а также инновационные компании изначально находятся не в слишком благоприятных условиях, значительно уступая по возможностям спонсорского финансирования политики гигантам добывающей промышленности.

А распределение собственности, осуществленное псевдо-либералами эпохи Ельцина, сосредоточившее огромную часть экономики в руках очень узкой группы акционеров, — еще более сузило круг тех, кто способен в России осуществлять финансирование политики федерального уровня в необходимых масштабах.

Кроме того, создатели «рыночной экономики» 1990-х тем самым создали еще одно серьезнейшее препятствие на пути у гражданского общества России. Распределение крупной собственности в России прошло таким образом, что воспринимается подавляющим большинством населения как несправедливое, нечестное и незаконное. И это отчасти правда. Юридически государство, а точнее конкретные чиновники и силовики, вполне могут предъявить претензии практически любому крупному собственнику в России. И процесс над ним будет приветствоваться большинством общества. Дело ЮКОСа — яркий тому пример.

Даже самый крупный бизнес, обладающий необходимыми свободными средствами для инвестиций в политику, чрезвычайно зависим и не рискнет финансировать партии или движения, не имей за собой поддержки тех или иных людей во власти. И это еще более сужает выбор потенциальных спонсоров, сводя его к минимуму.

Свободны от прямого давления из Кремля лишь те из крупных бизнесменов, кто бежал за границу. Впрочем, судьба Бориса Березовского — довольно яркая иллюстрация того, что ресурсы таких политических беженцев-богачей весьма конечны, так как большая часть их активов все равно остается в этой стране. И я даже еще не затрагиваю вопроса о репутации таких беженцев. Так что дискуссия, разрешившаяся не в пользу Пионтковского, Каспарова и их соратников (судя по их уходу из «Солидарности» и/или КСО) — едва ли могла разрешиться иначе.

Пионтковского, покидавшего в свое время «Яблоко» из-за недостаточного радикализма и влипшего теперь в контакты своих новых коллег с новым русским бизнесом — можно лишь пожалеть. «Политолог» оказался на удивление наивен и слеп.

Содержательный же вопрос в такой системе источников политического финансирования намного серьезнее: как сохранить независимость? Как вести свою политику, как остаться представителем общества, а не превратиться в платного наемника на службе у власти и близких к ней олигархов? Возможно ли это?

Давайте посмотрим внимательнее на опыт тех, кого нам сегодня представляют в качестве лидеров протеста. Даже если этот опыт будет негативным, он подскажет важные вещи для тех, кто искренне намерен действовать в политике иначе, от кандидата на выборах – до любого активного гражданина.

Не вчера началось

Для людей разной степени информированности наличие в нынешней власти и в крупном бизнесе т.н. «системных либералов», не во всем согласных с действиями Путина и его ближайшего окружения, — не вполне сенсационная и совсем не новость.

Так, если мы говорим о группах, ориентирующихся больше на Медведева, чем на Путина, то еще в конце 2009 года его состав анализировал Владимир Прибыловский. Вот отдельные фрагменты его интервью:

«Наталья Тимакова начинала в «Московском комсомольце», привел ее туда Александр Будберг, который потом на ней женился. Будберг довольно успешно работал на Чубайса, а потом они вместе довольно успешно работали на Волошина. Собственно говоря, Тимакова — креатура Александра Стальевича. Волошин порекомендовал Тимакову Медведеву — и оставил в наследство. В некотором роде, она – неформальный начальник идеологического отдела. Тимакова, например, формировала новый состав Совета по гражданскому обществу, куда даже включила политолога Дмитрия Орешкина. Словом, Наталья Тимакова — это такой архитектор модернизации. Тимакова и ее команда готовят сейчас тексты президенту. Ее команда — это Институт современного развития (ИНСОР). Медведев там председатель попечительского совета, председатель правления Игорь Юргенс, член правления Будберг.

Волошин, несомненно, один из теневых лидеров промедведевской коалиции, что он антисечинский — это точно. Как и Тимакова. Путина «сделали» Березовский, Волошин и Чубайс, а последние — это как раз два покровителя Будберга. По времени сначала Чубайс, потом Волошин. Сейчас во внутренней борьбе Волошин, возможно, вообще серый кардинал всей промедведевской (она же — антисечинская) коалиции. Видимым лидером промедведевской коалиции я бы назвал Тимакову. Волошин находится выше, но в тени.

Самый преданный Медведеву клан — это, естественно, питерские юристы: Константин Чуйченко, Антон Иванов, Винниченко, Коновалов... Ну, и именно их позиция как раз не ясна: чего они хотят? Они хотят подвинуть Сечина, но хотят ли подвинуть Путина – неизвестно.

В общем, волошинский осколок группировки «Семья» сейчас за Медведева. Сама-то группировка распалась, остались Волошин, Абрамович, Шувалов, ну, вот Тимакова, которая когда-то была внизу, не в самой группировке, а теперь стала доверенным лицом президента».

Потом встречались и критические, и апологетические высказывания о деятельности этой группы. В июле 2012 года вполне прокремлевский политолог Борис Межуев пишет в «Известиях»:

«Дело в том, что для власти всё происходящее в России с декабря прошлого года является исключительно продуктом внутриэлитных разборок. Вся эта меритократическая, популистская риторика, которая была в ходу у «болотных» демонстрантов, всё это «мы не лохи», «нам надоело чувствовать себя быдлом», все эти рассуждения власть совершенно искренне не принимает всерьез. Для нее «болотная» оппозиция — это ни что иное, как хорошо проплаченная клиентела соответствующих элитных группировок, которые посредством этой клиентелы заявляют о своих претензиях на власть.

Тут есть два момента. Тут есть реальность и есть идеологическая односторонность. Вначале о реальности. И в самом деле — не надо быть конспирологом и глубоким знатоком элитных раскладов, чтобы понять, кто есть кто. Чтобы понять, что возвращение Путина во власть было встречено без всякого одобрения частью старых ельцинских элит, что эти элиты имеют значительное влияние на средства массовой информации, и что, конечно, без подсветки со стороны этих СМИ городской протест не развернулся бы в такую внушительную силу. И надо сказать, вот с точки зрения такого сугубо «элитного» восприятия всего происходящего власть действует не только не жестко, а предельно мягко и тактично. (...)

Враждебные элиты вообще никто не трогает, никто не посягает не то что на собственность аристократических домов, относящихся к стану неприятеля. Путин даже не пытается нанести удар по источнику их символической власти — культу первого президента России, еще недавно он написал предисловие к биографии Ельцина, созданной, что характерно, одним из участников недавних протестных писательских гуляний. Удары — совсем не макиавеллистского толка — наносятся исключительно по тем, кого наши элиты считают маргинальной клиентелой второго или третьего уровня значимости. Даже полуофициальные покровители «болотной» оппозиции, на которых открыто показывают пальцем «охранители», до сих пор спокойно работают в аппарате правительства».

А в феврале 2013 года Александр Морозов, главред «Русского журнала» Павловского (о нем я упомяну в дальнейшем), пишет:

«Внутри путинской системы около 2009 года появилась системная группировка — так называемое окружение Медведева, – само наличие которой оказало влияние на быстрые изменения в СМИ. «Политика» вернулась в СМИ. За какие-то полгода на фоне перемен в отделах политики крупнейших федеральных ресурсов быстро поблекли оппозиционные «Грани.ру» и «Каспаров.ру». В «коалиции перемен» оказались редакции «Газеты», «Ведомостей», «Известий» (до Габрелянова), «Московских новостей», «Коммерсанта», Lenta.ru, «Дождя», РБК, «Росбалта», старого OpenSpace, Slon.ru.

При этом сами редакции этих СМИ были лишь одним из флангов «коалиции перемен». (…)

…возникали новые дискуссионные клубы на площадках кафе, появились тематические группы активистов («Синие ведерки» и другие), региональные экономические форумы (Красноярск, Пермь) с участием предпринимателей, конференции ВШЭ, РЭШ, Европейского университета в Санкт-Петербурге. (...) На одном конце контура находились вполне системные РИА Новости, на другом – «облачная демократия» екатеринбургских муниципальных активистов. Небольшая группа «стародиссидентских» журналистов на «Эхе» и «Гранях», которые находились в глухой обороне в 2003-2008 годах, теперь оказалась внутри этого контура в окружении молодых журналистов молодых редакций Slon.ru, «Дождя», «Большого города». (…)

В 2010-2011 годах вся «коалиция перемен» собралась вокруг достаточно эффективной публичной атаки на «ЕР». В феврале 2011-го Навальный назвал ее «партией жуликов и воров». Ровно через год – кульминация. Она представлена историческим фото: Кудрин и Навальный стоят у сцены массового протестного митинга…

Теперь «коалиция перемен» быстро сдувается по всему контуру. Наверху сдулись Медведев и его команда. Теперь они – вместо реформы всей системы — занимаются «открытым правительством», мелким проектом кадрового улучшения бюрократии. Писатели возвращаются к литературному станку. Прохоров не знает, как аккуратнее выйти из игры, и будет символически баллотироваться в заксобрание города Энска.

В январе 2013-го уже отчетливо виден и распад «коалиции перемен». «Ведомости» не только изменили дизайн. Они подкрутили и фитилек политических редакционных колонок. Сайт «Эха Москвы» медленно приближается к формату классического сурковского медиа (обложка обильно украшена Железняком, Плигиным и проч.), приходится идти на «баланс мнений». Точечно исчезают какие-то отдельные укрепленные огневые точки: Пронько ушел с «Финам.FM», Кашин из «Коммерсанта». Если на пике «общественного движения» колонки Кашина, Ревзина, Кучера производили в «Коммерсанте» впечатление целой журналистской линии, то теперь там осталось убрать последнего Эггерта — и все благополучно вернется к стартовой точке, к 2006-2007 годам, когда отдел политики «Коммерсанта» в основном писал репортажи из гостиницы «Измайловская» со съездов микроскопических партий. Прохоров сворачивает свой медиахолдинг, а значит, из контура скоро может выпасть РБК. «Известия» открыто дают понять Тимаковой, что сейчас не 2010 год на дворе. (…)

Осталась сидящая на разных ветках целая стая журналистов, медийщиков, ранее мало знавших друг друга, а теперь — после «ОккупайАбай», Болотной, сетевых акций — узнавших».

В этих двух обширных цитатах мое внимание, прежде всего, обращает на себя тот факт, что обозреватели, и «путинские» (с отцовским укором шаловливому дитяти), и «медведевские» (с ностальгической слезой по бурной «юности») — приписывают все плоды общественной жизни последних лет именно этому ново-медведевско — старо-ельцинскому окружению.

Если им верить, не сложись «окружения Медведева» — не было бы ни «Синих ведерок», ни конференций РЭШ, ни мало-мальских дискуссий в кафе, ни даже (страшно сказать!) самого Алексея Анатольевича Навального, фотография которого с Кудриным стала подлинной кульминацией этого праздника духа.

Впрочем, Борис Межуев оговаривается:

«власть, конечно же, ошибается. (...) В протестах участвует огромное число людей, которым, разумеется, никто ничего не платит».

Важная и верная оговорка, не отменяющая предмет нашего исследования.

Насколько постоянен союз части внутрикремлевских групп, некоторых СМИ и части оппозиции? Кто в этом союзе влиятельнее, чего эта коалиция добилась, как она организована изнутри и т.д. и т.п. Чтобы всё это хотя бы частично прояснить, мы обратимся к недавнему прошлому, начиная с того самого 2009 года, когда, по мнению Александра Морозова, «окружение Медведева» стало формироваться и действовать.