Book Review

Система Путина. Взгляд Григория Явлинского

2990

Газета Financial Times опубликовала рецензию на новую книгу политика и экономиста Григория Явлинского «The Putin System: An Opposing View», вышедшую в феврале этого года в Columbia University Press. Отзывы на книгу написали также посол США в СССР Джек Мэтлок и глава Института Брукингса Строуб Толботт. Smart Power Journal перевел статью FT для своих читателей.


Grigory Yavlinsky. The Putin System: An Opposing View. Columbia University Press. 2019.


Григорий Явлинский — человек не реализовавший свой потенциал российской политике. В 1990 году он стал соавтором плана, который при поддержке президента Михаила Горбачева, мог бы направить Советский Союз по более управляемому пути к рыночной экономике. Это позволило бы избежать последовавшего экономического коллапса и необходимости посткоммунистической «шоковой терапии». Либеральный политик Явлинский, трижды безуспешно участвовавший в президентских выборах, олицетворят собой путь, по которому могла пойти Россия.

«Система Путина» показывает, как далеко отклонилась страна от пути к рыночной демократии. Это один из самых глубоких, хотя и мрачных анализов российской системы последних лет. И, в отличие от многих аналогичных книг, она не рассматривает эту систему — несмотря на название англоязычного издания — через призму личности президента Владимира Путина.

Действительно, главный аргумент Явлинского заключается в том, что Путин не создал эту систему, а является ее продуктом. Автор опровергает представление о том, что 1990-е годы были кратковременным периодом расцвета реальной демократии, остановленного Путиным. Наоборот, первое посткоммунистическое десятилетие прочно вело страну именно в том направлении, где она и оказалась сегодня.

Фальшивые выборы обеспечивают арену для героической борьбы Владимира Путина, единственного и непревзойденного царя, против самонадеянных попыток посторонних самозванцев отобрать у него трон.

Явлинский пишет, что в то время не было консенсуса о том, в каком направлении должна двигаться Россия. Политические и экономические реформы стали неразберихой. Те люди в политике, бизнесе и криминале, которые смогли захватить контроль над экономическими ресурсами и извлечь из них ренту, вышли на первый план, создав своего рода альянс. Окружение бывшего президента Ельцина убедило Запад в необходимости сохранить его власть любой ценой, чтобы предотвратить реванш коммунистов. С помощью Запада они манипулировали президентскими выборами 1996 года, чтобы обеспечить победу Ельцина, а затем наградили зарождавшихся олигархов дешевыми активами и политическим влиянием. К тому времени, когда кремлевско-олигархический альянс преодолел политические трудности и привел к власти преемника Ельцина Владимира Путина, основные элементы  системы уже были созданы.

Явлинский называет эту систему «периферийным авторитаризмом». Она является периферийной, поскольку ей не хватает инновационных отраслей, способных генерировать внутренний рост, и она существует как поставщик энергии и сырья для более продуктивного глобального экономического центра. Её авторитаризм характеризуется контролем над всеми основными государственными институтами и средствами массовой информации со стороны правящего круга, возглавляемого одним человеком, без какого-либо рабочего механизма для его замены. Фальшивые выборы обеспечивают арену для «героической борьбы Владимира Путина, единственного и непревзойденного царя, против самонадеянных попыток посторонних самозванцев отобрать трон у его законного владельца». Закон является инструментом контроля общества, а не привлечения к ответственности его лидеров. Коррупция носит характер эпидемии.

Григорий Явлинский

Явлинский отмечает, что идеология долгое время не играла значительной роли. Стремительный рост доходов от энергоносителей в 2000-х годах способствовал повышению уровня жизни, что обеспечивало лояльность населения. К 2012 году, когда Путин вновь стал президентом, эта модель исчерпала себя. Режим создал новую идеологию, основанную на консервативных ценностях и необходимости защищать Россию от враждебного Запада. Он сместился в сторону квази-тоталитарной модели, основанной на безусловном доминировании правящей группировки.

Все это, по словам Явлинского, сделало неизбежным окончательный разрыв Кремля с Западом. Аннексия Крыма в 2014 году и конфликт с новой, проевропейской Украиной стали сигналом этого раскола, а не его причиной. На самом деле, добавляет он, после многих лет того, что управляющий страной узкий круг воспринимал как «пренебрежение со стороны Европы и США», его члены решили, что «намеренная изоляция или самоизоляция подходят им больше, чем попытки подстроить свое поведение под Запад и его правила». Это делает перспективы страны мрачными. Неспособность реформировать экономику обрекает Россию на ужесточение авторитаризма и медленный крах.

Единственное решение, по словам Явлинского, это просвещение достаточного количества людей, чтобы, когда наступит очередная развилка на пути, они смогли изменить систему. Русская версия его книги призвана содействовать этому процессу. И хотя внутренняя аудитория книги не такая большая, чтобы иметь решающее значение, те, кто стремится лучше понимать Россию, могут многое получить от английского перевода.


Оригинал статьи в FT: Neil Buckley, перевод: Владимир Перевалов