Sozialliberalismus

Социальный либерализм: Фрайбургские тезисы

4955

Улицы крупных городов заполняют манифестанты: безработные и студенты, иммигранты и левые радикалы. В демократических государствах у власти находятся либо правые популисты, либо социалисты. Россия и Китай вмешиваются во внутренние дела своих соседей и грозят остальному миру. На Востоке полыхают многолетние войны. Лучшие умы поколения говорят о кризисе общества потребления и смерти капитализма. В этих условиях, так похожих на современность, в 1971 году на съезде Свободной демократической партии Германии были приняты Фрайбургские тезисы. Человеческое достоинство, прогресс, реформа капитализма — так Свободная демократическая партия Германии определила либерализм в своих Фрайбургских тезисах.

Фрайбургские тезисы были приняты как программа 27 октября 1971 года на 22-м федеральном съезде Свободной демократической партии Германии. Они были реакцией на общественные изменения конца 1960-х годов: так, в 1969 году, по итогам выборов в Бундестаг хотя и было сформировано социал-либеральное правительство во главе с Вилли Брандтом, однако СвДП получила всего 5,8% голосов — худший результат в истории партии.

Авторами тезисов считаются тогдашний председатель партии (в дальнейшем — президент ФРГ) Вальтер Шеель, генеральный секретарь СвДП Карл-Герман Флах и Вернер Майхофер, позднее занявший пост министра внутренних дел. В 1977 году Фрайбургские тезисы были заменены Кильскими, в которых партия вернулась к своей традиции экономического либерализма.



Фрайбургские тезисы

Либерализм был и является носителем и наследником демократических революций в конце XVIII века в Америке и во Франции, которые исходили из идеи человеческой свободы и достоинства.

Либеральная традиция, возникшая из буржуазных революций времен поздних реформационных движений и эпохи буржуазного Просвещения как духовное противопоставление абсолютизму и меркантилизму монархического государства и феодального общества, с самого начала имела двоякую цель.

Она направлена на демократизацию государства, которая дает сначала третьему сословию, а затем, наконец, четвертому и в итоге всем гражданам право избирать и быть избранным, а, следовательно, возможности для как можно более широкого и равноправного соучастия в организации государства и в его деятельности.

В то же время эта традиция ведет и к либерализации — посредством конституционного закрепления неприкосновенных права на свободу и права человека и гражданина по отношению к государству. Свободное развитие личности, равенство граждан перед законом, свобода мнений и свобода прессы, религиозная свобода и свобода союзов, равно и права на жизнь, здоровье и так далее являются демократическими достижениями этой либерализации государства.

Либерализм стремится просветить невежд и демонтировать предрассудки ради устранения патернализма и преодоления несамостоятельности. Первыми предпосылками для такого освобождения являются свобода, толерантность и конкуренция.

Эта демократизация и либерализация государства, на основе идеи человеческого достоинства и самоопределения, после многих бесплодных попыток и роковых неудач, приводит в конце концов к конституционной демократии, свободному правовому государству и нашему Основному закону, в котором закреплены гарантии конституционных прав, защита меньшинств, разделение властей и ограничение правом всех властей в государстве.

Для либерально-демократической партии в нашей стране неизбежной и незаменимой остается задача хранить и защищать эту традицию классического либерализма от любых угрожающих свободе и праву государственных решений и тенденций общественного развития.

Сегодня мы находимся в начале второй фазы движения за перемены в обществе, идущего от буржуазных революций. Эти устойчивые и глубокие перемены в сознании не в последнюю очередь выявляет всемирное молодежное восстание [события 1968 года — SPJ].

Это движение — не менее революционная, поворотная точка демократизации общества, чем революции 1775 и 1789 годов: эволюционным путем в западных промышленно развитых странах и массовых демократиях идет демократизация общества, в ее истоке та же идея «Свобода, равенство и братство!». которая ранее стала основой демократизации государства.

Эта новая фаза демократизации и либерализации (в первоначальном смысле этих слов, а не в искаженном, как зачастую в настоящее время) проистекает из измененившегося понимания свободы, которое открывает современному либерализму новое политическое измерение — не только демократического, но, одновременно и социального либерализма.

Для современного либерализма свобода означает отныне не столько свободу индивида, представляемого отдельно от общества государства в противостоянии с государством, сколько свободу автономного и социального индивидуума, который всегда одновременно существует и как отдельное, и как общественное существо внутри социума и государства.

Для такого социального либерализма свобода и счастье человека — не просто дело правовых гарантий прав и свобод человека, но права и свободы, социально воплощенные. Речь идет не просто о наличии прав и свобод как формальных гарантий защиты гражданина от государства, но и от наличии у человека социальных шансов в повседневной жизни общества.

В обществе, где имущество и деньги становится ключом к почти всякой свободе деятельности, вопрос о справедливой доле в экономической прибыли и растущем общественном благосостоянии становится не только вопросом о справедливости: речь здесь идет о свободе как таковой.

Как и в социальной, так и в образовательной политике, социальный либерализм стремится дополнить прежние либеральные права и свободы вовлеченностью человека и его правом на участие.

Нижеследующие тезисы либеральной общественной политики определяют ту политическую практику, которая и воплотит в будущей либеральной социальной политике этот новый дух демократизации общества.

Президент ФРГ Вальтер Шеель

Президент ФРГ Вальтер Шеель, 1970-е. Фото: Bundesregierung/Schaack

  1. Либерализм отстаивает человеческое достоинство путем самоопределения

    Он выступает за первенство персоны перед институтом. Он выступает за максимально возможную свободу личности и сохранение человеческого достоинства в любой конкретной или изменяющейся политической и социальной ситуации. Неизменными задачами классического и современного либерализма были и остаются утверждение достоинства и самоопределения личности в государстве и праве, экономике и обществе, в противоположность уничтожению персоны посредством её подчинения чужой воле и давления политических или социальных институтов, направленного на её приспособление. Поэтому высшими целями либеральной общественной политики являются сохранение и развитие индивидуальности личного существования и многообразия человеческого сосуществования.

    Демократический и социальный либерализм ставит человека в центр государства и права, экономики и общества.

    Единственная задача всех созданных людьми учреждений, институтов государства и права, экономики и общества — быть средством для достижения целей людей. Всякий раз, когда учреждения отрицают или неверно понимают эту свою функцию в обеспечении максимально возможных, общих для всех и каждого свободы и безопасности, благосостояния и справедливости — либеральная общественная политика принимает сторону личности против учреждения, и тем самым — за уважение и защиту человеческого достоинства через самоопределение личности, против отчуждающих человека от самого себя внешнего давления и принуждения к приспособлению, которые угрожают разрушить индивидуальность личности, как и многообразие общества.

    Поскольку общественное сосуществование обязывает (пусть даже и в минимальной степени) личное существование к некоторым соответствию и преемственности, обеспечиваемым законом и моралью — для либеральной политики в индустриальном обществе и массовой демократии важнейшей задачей становится — вопреки разрушительному внешнему давлению, и мощнейшему принуждению к приспособлению — защита свободного пространства для человеческой индивидуальности, а также свободы действий для разнообразия общества.

  2. Либерализм стоит на позициях прогресса и разума

    Он выступает за освобождение личности от незрелости и зависимости. Либерализм стремится просветить невежд и демонтировать предрассудки ради устранения патернализма и преодоления несамостоятельности. Первыми предпосылками для такого освобождения человека и эволюции человечества в рамках либеральной общественной политики являются духовная свобода, принципы толерантности и конкуренции. Лишь на этой основе возможно свободное и открытое общество, где правда и справедливость передаются и принимаются не в виде готовых ответов, а всякий раз определяются и устанавливаются в соответствии с изменением условий.

    От всех партий прогресса на основе классовой борьбы, либерализм, как партию прогресса на основе разума, отличает подтвержденное опытом недоверие к всякому, кто (пусть даже только на «период перехода» к обещанному в конце пути «царству свободы») навязывает индивидам и целым обществам единую политическую идеологию или даже определяет смыслы существования личности и человеческого совместного существования.

    «Выход человека из состояния своего несовершеннолетия, в котором он находится по собственной вине» (Кант) [перевод цитаты: Ц. Арзаканян — SPJ] невозможен через идеологическое господство и моральное превосходство, через опеку и манипуляции над человеком, в виде, например, самонадеянных элитарных притязаний на «единственно верное понимание». Напротив, в классическом либерализме становление людей в качестве просвещенных и ответственных граждан предполагает путь просвещения невежества и освобождения от патерналистской опеки, путь, который может иметь место лишь в свободном и открытом обществе, в процессе постоянной эволюции этого свободного и открытого общества на принципах толерантности и конкуренции.


    Генеральный секретарь СвДП Карл-Герман Флах

    Генеральный секретарь СвДП Карл-Герман Флах на 22 съезде СвДП, Фрайбург 1971. Фото: Landesarchiv Baden-Württemberg

  3. Либерализм требует демократизации общества

    По принципу: общество — это мы все! Либерализм стремится к демократизации общества посредством максимально возможного и равноправного участия всех граждан в удовлетворении своих индивидуальных потребностей и в реализации личных способностей, что стало возможным благодаря разделению труда. Он выступает и за соответствующее право голоса и участие каждого в осуществлении общественной власти, необходимой для организации процессов разделения труда. По принципу: общество может не всё! Стремясь к либеральному и социальному государству всеобщего благосостояния, он добивается либерализации общества путем ограничения господства одних людей над другими в процессе разделении труда внутри общества — разделения властей, ограничения правом любого насилия, защиту базовых прав и свобод, гарантии прав меньшинств.

    В соответствии с классической традицией демократического либерализма, либеральная демократия стремится к максимально возможному и равноправному участию граждан в политике и к волеизъявлению всех граждан в организации государства в соответствии с конституцией.

    Согласно современной концепции социального либерализма, либеральная демократия также стремится и к максимально возможному и равноправному социальному участию граждан, к их волеизъявлению при организации разделения труда в обществе.

    Двойной принцип, согласно которому демократический либерализм осуществляет эту демократизацию государства, заключается, по Науманну, в следующем:

    1. Государство — это все мы.
    2. Государство не может делать всё.

    С демократизацией государства («государство — это все мы»), и в то же время с его либерализацией («государство не может делать всё»), предыдущее государство, несвободное и авторитарное, превратилось в государство свободное и правовое, а свобода гражданина была защищена конституцией.

    Согласно тому же двойному принципу происходит и демократизация общества, которая со времени Фридриха Науманна [середина 1890-х — конец 1910-х — SPJ] была целью социального либерализма. Этот принцип гласит:

    1. Предприятие / корпорация — это все мы.
    2. Предприятие / корпорация не имеет права делать всё.

    Этим поддерживается не более и не менее, как распространение на всемогущие предприятия — развитых демократических и либеральных форм организации государства: разделение властей и ограничения правом, укоренение основных прав и защита прав меньшинства на предприятиях.

    Таким образом, «задачу сегодняшнего дня» для старой либеральной теории Науманна можно суммировать в следующем высшем принципе либеральной общественной политики: «Трудящиеся подданные должны быть превращены в трудящихся граждан!»


    Министр внутренних дел Вернер Майхофер

    Министр внутренних дел Вернер Майхофер, 1974. Фото: Sven Simon

  4. Либерализм требует реформы капитализма

    Историческим достижением либерализма стало освобождение человека для развития современного индустриального общества. Капитализм, основанный на конкуренции и воле индивида, привел к большому экономическому успеху, но и к социальной несправедливости. Либеральная реформа капитализма направлена на то, чтобы снять дисбаланс в концентрации экономической власти и распределении выгод, сложившийся в ходе накопления денег и имущества, как результат концентрации собственности на средства производства в руках немногих. Такая реформа приведет законы рыночной экономики в соответствие с целями либерального общества. Она одновременно служит повышению эффективности и гуманности экономической и социальной системы, основанной на личной предпринимательской инициативе граждан и частной собственности на средства производства.

    Как показывает исторический опыт, доверие классического либерализма к достижению целей либерального общества через саморегуляцию частного хозяйствования оправдано только частично. Нет само собой разумеющегося соответствия между личной выгодой и общим благом. Поэтому современный либерализм оставляет достижение целей либерального общества саморегуляции частного хозяйствования лишь там, где их действительно возможно адекватно обеспечить рыночными механизмами.

    В тех случаях, когда цели либерального общества не могут быть достигнуты путем саморегуляции частного хозяйствования, где свободная игра сил грозит категорически недостаточным достижением целей либерального общества, их дефицитом или даже тенденциями к их извращению, требуются целенаправленные контрмеры государства на основе закона.

    По нашему историческому опыту, свобода и право оказываются под угрозой из-за тенденции накопления имущества и денег, которая делает богаче одних только богачей, и из-за стремления концентрировать частную собственность на средства производства в руках немногих.

    Тенденции к накоплению частного капитала (как мы видим и по проценту денежной прибыли, но и по росту стоимости земли) для экономической системы, управляемой рыночным спросом и стремлением к прибыли, столь же характерны, как и тенденции концентрации частной собственности на средства производства. Это изнанка, оборотная сторона той мощи и эффективности экономической системы, которую обеспечивают эти механизмы.

    Пустить эти негативные тенденции на самотек и предоставить самим себе — означает, при всей их непрерывной производительности, в конечном итоге уничтожить человечество и человечность через отчуждение в виде непомерных и неизменных гигантских привилегий: собственников — по отношению к неимущим, богатых — по отношению к бедным, производителей — по отношению к потребителям, фактора капитала — по отношению к фактору труда.

    Однако это не просто вопрос справедливости или несправедливости либеральной общественной системы, в основе которой лежит рыночная экономическая система. В обществе, где собственность (имущество и деньги) становится ключом к почти всякой свободе деятельности, вопрос о справедливой доле в экономической прибыли и растущем общественном благосостоянии становится не только вопросом о справедливости: речь здесь идет о свободе как таковой.

Перевод: Александр Гнездилов, главный редактор SPJ
Редактура: Галина Михалёва, доктор политических наук, доктор философии