Имхо

Шпаргалка для оппозиции: стабильность, насилие и повестка дня

1125

Существенная часть российских избирателей хочет стабильности. Значит ли это желание, что у нынешней власти среди этих людей всегда будет подавляющий перевес над оппозицией? Не факт. Вопрос в том, что люди понимают под стабильностью и какие действия полагают для нее угрозой.

Очевидно, что стабильность — это в т.ч. и возможность контролировать ход событий вокруг нас. Более или менее, разумеется. Насколько это в наших силах. Если же ход событий жизни нам совершенно неподвластен — мы не можем быть уверены ни в чем, с нами можно сделать все, что угодно, мы бессильны и безвластны.

Поэтому когда мы голосуем на выборах и тем самым влияем на мир вокруг себя, стараясь скорректировать политику страны в правильную (на наш взгляд) сторону — это фактор стабильности и предсказуемости.

Тот, кто пытается отнять у нас это право или ограничить его своим произвольным вмешательством — нарушает стабильное течение жизни. Тот, кто помогает нам гарантировать это право — защищает стабильность.

Именно поэтому многие горожане сначала стали наблюдателями на парламентских выборах в декабре 2011 года, а потом вышли на улицы российских городов, чтобы защищать волеизъявление россиян. Они вышли за стабильность, а угрозой стабильности в стране были власти, для фальсификации выборов порой вступавшие в союз с криминалом, местными ОПГ.

Когда оппозиция вместо мирного митинга втягивает людей в сидячую забастовку по поводу сужения прохода на митинг — фактором нестабильности становятся лидеры протеста.

Таким образом, именно от характера действий оппозиции и власти, от того, кто в данный момент действует безответственно и ставит под угрозу благополучие людей — зависит вопрос о том, кого поддержат сторонники стабильности.

Еще один актуальный вопрос касается насилия в политике и призывах к нему. Я сознательно даже не буду поднимать вопрос о аморальности насилия по отношению к политическим противникам. Представляется, что для любого разумного человека это является аксиомой.

Поговорим о другом. Призывы к насилию еще и не прагматичны и не эффективны для протестного движения. Тот, кто кричит «Смерть кремлевским оккупантам!», т.е. призывает к убийству своих политических противников – теряет моральное право рассчитывать на справедливый суд.

Если вы считаете не зазорным призыв к убийству — вы позволяете не стыдиться этих же методов и своим оппонентам. А оппоненты эти в большинстве своем таковы, что им только дай возможность для ужесточения, озлобления и агрессии — как они с радостью в нее вцепятся.

И возможностей для насилия у власти несравнимо больше, чем у протестующих. Таким образом, на этом поле конкурировать с теми, кто располагает в своем арсенале широким спектром репрессивных методов — просто глупо.

Именно власть сегодня заинтересована в «бое без правил». Власть старается обходить законы и процедуры, потому что именно легальное пространство (при всем его крайнем несовершенстве в нашей стране) предоставляет выгоды, права и гарантии для оппозиции.

Помогать власти в разжигании гражданской войны, на что, по сути, направлены и официозная риторика по отношению к оппонентам и репрессивные законы последнего года — играть с ней в поддавки.

Здесь перед нами встает третий вопрос — о повестке дня. Смысл всех этих законопроектов об иностранных агентах, оскорблении чувств верующих, пропаганде и оправдании гомосексуализма, регулировании Интернета и проч., сводится к следующему: власть, опираясь на все парламентские партии, ставит демократическую (а иная ей и не страшна) оппозицию перед выбором: или занимать непопулярную позицию, или отказываться от своих убеждений.

Цель ясна — это маргинализация оппозиционных сил. И выскочить из этой ловушки можно лишь одним образом: через смену обсуждаемой повестки дня. И это не политтехнологический прием, а самая что ни есть насущная необходимость. Люди в массе своей эгоистичны и воспринимают разговор, например, о политзаключенных, как отсутствие интереса у оппозиции к проблемам повседневности.

Не так уж трудно доказать, что это не так. Разве мнимый разгул кощунства сравним по своей важности для реальной жизни в стране с ситуацией в образовании? Разве дело Госдумы бороться с геями и лесбиянками, а не с уменьшением зарплаты медработников? Разве прекращение работы 500 тысяч индивидуальных предпринимателей задача не серьезнее, чем бесконечное вмешательство в работу общественных организаций и повышение штрафов за митинги? Разве не бюджетная политика Путина-Медведева, а клеветники-журналисты — наиболее серьезное препятствие для развития человеческого потенциала страны?

Вот вопросы, которые должна ставить ответственная и серьезная оппозиция перед обществом. Информационные ресурсы, которые позволят ей это сделать — вопрос отдельный и чрезвычайно важный.

Из сказанного категорически не следует, что не нужно высказывать свою позицию по нелепым законопроектам, ограничивающим гражданские права, или, например, проблеме политзаключенных.

Речь о приоритетах, которые должна оппозиция предложить обществу, а не о том, чтобы предать в обмен на рейтинг права и интересы тех или иных людей, будь то атеисты или феминистки, правозащитники или пользователи Интернета.

Очевидно, что должны быть влиятельные и авторитетные ораторы, преодолевающие в головах людей стереотипы крепостного права и мифы холодной войны, враждебность к непохожим на тебя и отрицание чьих-либо прав и свобод кроме своих собственных.

Но помимо этой важнейшей просветительской работы перед оппозицией стоит задача прихода к власти на выборах, без решения которой невозможно ни освободить политических заключенных, ни остановить наступление на гражданские права и свободы, идущее сегодня под грохот пропагандистской канонады. А решить эту задачу можно будет при соблюдении нескольких условий, которым эта статья и посвящена.

Оппозиция должна стать для граждан бо́льшим гарантом стабильности, чем сегодняшняя власть. Это не очень-то трудно, на самом деле, но необходимо будет выполнить ряд условий, связанных с гарантиями невозврата ни к советскому прошлому, ни к эпохе 90-х годов.

Оппозиция должна придерживаться более мирной и законной линии, чем администрация Путина, выступать за запуск государственных механизмов в стране, сегодня не работающих или действующих неэффективно, коррумпировано и избирательно.

Демократическая оппозиция должна всегда предлагать обществу ту политическую повестку, которая соответствует повседневным трудностям и проблемам людей, чтобы граждане понимали, кто выражает их действительные интересы в политике.

Три эти задачи не подразумевают мелкотемья и спуска общественной дискуссии на уровень управдома, как ошибочно полагают некоторые.

Реальные проблемы страны невозможно решить, прежде всего, без серьезных и последовательных действий на общероссийском уровне, в первую очередь — действий политических, направленных на ремонт государства, создание системы ответственности и контроля. Это и есть — актуальная повестка дня и ненасильственный путь к стабильности.