Имхо

Креативный класс или Уралвагонзавод-2?

1351

Применённая командой Путина на президентских выборах 2012 года пропагандистская схема была проста: есть «норковые шубы», которые протестуют. И есть «Уралвагонзавод», простые работяги, которые за. Характерно, что на удочку этой схемы с готовностью попались не только некоторые люди с условного «завода», находящиеся в зависимости от картины мира, создаваемой государственным ТВ. Нет, эту схему с готовностью поддержали и некоторые из участников протестного движения.

Полагаю, что здесь дело в следующем. Провозгласить себя заведомым меньшинством, не сиюминутно, а глубоко и системно отделенным от большинства общества — это не только психологическое самоудовлетворение. Это еще и способ объяснить свой проигрыш тяжелой судьбой русского европейца в стране варваров, генетических рабов.

Между тем, очень просто доказывается, что всё это не более чем пропагандистский фантом, приносящий ощутимые политические барыши Кремлю и полностью освобождающий от ответственности за свое поражение Болотную и ее лидеров. Доказательств того, что никакого содержательного раскола на две разно существующие половины в российском обществе не существует — можно привести несколько, но я остановлюсь на двух.

Одно в защиту т.н. «простого народа», якобы не поддерживающего стремление прогрессивной части общества к смене власти. Во-первых, если говорить о тех, кто не голосует на выборах, кто равнодушен к судьбе страны и своей собственной, кто не пытается выстроить прочное и честное основание своей жизни — то наименьшая явка избирателей наблюдается, как правило, именно в крупных городах, там, где живет сегодня основной потенциальный избиратель оппозиции.

Во-вторых, если говорить о голосующих на выборах, то резиденция «Уралвагонзавода» — Нижний Тагил — дала один из самых низких результатов «Единой России» по стране и то же самое относится и к Свердловской области в целом. И далеко не только к ней. В огромном количестве городов по стране ЕР получила оглушительное подавляющее меньшинство (на селе ситуация, как правило, другая — там зачастую нет ни агитаторов от оппозиции, ни СМИ с альтернативной точкой зрения, ни наконец наблюдателей, которые бы контролировали подсчет голосов). Рабочие промышленные центры встали в декабре 2011 года плечом к плечу в один ряд с мегаполисами и наукоградами.

Можно, конечно, сказать, что голосуя против ЕР, они голосовали за тех, кто мало чем от ЕР отличается. Да, КПРФ, ЛДПР и СР — не меньшие, а то и большие популисты, государственники и мастера красивого словца, которое и остается, принеся ораторам депутатские кресла с зарплатами, лишь пустым звуком.

Однако и будущие участники Болотной голосовали за эти партии с не меньшим жаром, подавшись призыву выбирать не демократов, а «любых других», да еще по возможности и проходных. Более того: когда обыватель голосует за Жириновского или Зюганова — он знает, за что именно он голосует. За цирк, за ностальгию по идеализируемым старым временам и т.д. И в результате обыватель оказался далеко не так обманут, как обмануты сейчас те, кто голосовали за СР, КПРФ, ЛДПР как за «любую другую» оппозицию. Те, кто голосовал за популистскую риторику — получил ее.

Но те, кто голосовал за «любых других» как оппозицию — жестоко и глупо обманулся. Протестные избиратели получили на выходе Мизулину и все прочие прелести в виде единодушного голосования всех фракций (или трусливого воздержания отдельных персон) за репрессивные законы последнего года. На Болотную не пришел ни один из партийных лидеров, структуры которых заняли депутатские места в т.ч. благодаря рассерженным горожанам.

И существенная часть обманутых протестантов вовсе не стала после этого настаивать на участии своего представителя в президентских выборах, а пошла голосовать за этих же кандидатов или за олигарха Прохорова, документы которого для выдвижения в президенты удивительным образом нашлись в ЦИКе сразу после митинга на Болотной, уже после окончания срока их подачи.

Задача выдвинуть именно своего последовательно демократического кандидата и необходимость сделать это продолжение борьбы за власть в стране ключевым содержанием протеста - даже не было осознано многими участниками массовых акций в ту зиму 2011-2012 гг.

Как результат — Путин выиграл, Жириновский и Миронов поздравили его с победой в ту же ночь, Прохоров присоединился к ним на встрече с Путиным на следующий, кажется, день. Протест, а заодно и оппозиционное голосование всей страны в декабре 2011 года, а заодно и небольшие уступки, на которые пошла власть после думских выборов и первых митингов — все это оказалось по большей части профукано.

И ведь такой просчет сторонников свободы и демократии происходит далеко не впервые.

Так, люди оппозиционно-демократических взглядов голосовали в 2007 году за СПС ради их антипутинской риторики (забыв, как тот же СПС содействовал приходу Путина к власти). И уже через год партия самоликвидировалась, а Никита Белых оказался в губернаторском кресле той же вертикали власти, которую так критиковал.

Ужасен не факт ошибки граждан в политике, а в том, что эта ошибка была легко предсказуема биографиями политических деятелей. Ужасно, что эта ошибка многократна и повторяется раз за разом. «Справедливая Россия» выдвигала в 2008 году в президенты Медведева и голосовала за правительство Путина. Оба раза вместе с «Единой Россией». Почему эта партия должна была оказаться принципиальным оппонентом ЕР? Как можно было поверить в эти обещания?

То есть разделение России на Болотную-Сахарова и Уралвагонзавод лживо не только потому, что большинство граждан России вполне способны выбрать оппозицию вместо правящей группы. Но и потому, что те, кто с гордостью принял наименование «креативный класс» — бывают ничуть не меньше избирателей Путина управляемы и манипулируемы пропагандой.

Говорят, «власть развращает, абсолютная власть развращает абсолютно». Политиков развращает еще и абсолютное доверие избирателей, слепой некритический восторг, превращение граждан в группу фанатов.

Наблюдение за политиками Запада показывает, что немало их при малейшей возможности также не прочь перейти грань закона, обрести материальные блага или сплагиатировать диссертацию. И именно гражданский контроль, а не вымышленный «ген свободы», якобы отсутствующий у нас — не позволяет политикам во Франции, Германии, США заходить далеко. Престарелый экс-президент Ширак осужден за злоупотребление хорошей кухней за госсчет. Канадский министр вернула в казну затраты на слишком дорогой отель во время международного визита. В Англии министра (сразу же ставшего бывшим) отправили в тюрьму на несколько за ложь о дорожном нарушении.

А у нас не Уралвагонзавод, а именно что «креативный класс» грезит об очередном харизматичном борце с ворами и жуликами, простом и ясном парне с сильной рукой, который наведет порядок. Любая попытка усомниться в том или ином достоинстве очередного любимца — вызывает шквал ненависти и обвинений в продажности, стремлении расколоть оппозицию.

Почему я все время пишу «очередного»? Да очень просто. Сильных рук, смелых борцов с ворами, коррупционерами и олигархами у нас за 25 лет уже было как минимум три.

Прежде всего, Борис Ельцин. А отнесись к нему общество более критически, контролируй его, создавай ему противовесы, не давай абсолютной власти — не было бы «шоковой терапии», не было бы замены банными льстецами и «Семьей» демократов первой волны. Не было бы перерождения группы поддержки — от «Демократической России» вначале, до предшественниц «Единой России» НДР и «Единства». Не было бы ни покорных силовикам олигархов (т.к. только силовые структуры обеспечивают неприкосновенность крупной собственности в нынешней системе) вместо независимого и признаваемого обществом бизнеса. Не было бы конституции 1993 года с почти абсолютной властью президента, что предопределило современное устройство государства, никчемное положение парламента и суда.

Хорошо, не досмотрели за секретарем обкома и кандидатом в члены Политбюро. Поверили его словам о демократии и расслабились. Но приходит 1996 год и появляется второй «спаситель Отечества» - Александр Лебедь. Не займи тогда генерал третье место на президентских выборах — у России могло бы уже в том же году возникнуть ответственное правительство и был бы весомый шанс избежать и залоговых аукционов, и дефолта 1998 года, и появления подполковника КГБ в качестве преемника «демократа» Ельцина.

Сам этот подполковник — Владимир Путин - номер 3 в списке борцов со всем плохим за все хорошее. Можно понять, что его блатно-дворовое «мочить в сортире» поддерживали т.н. люмпены. Но к ним примкнули и те, кто за 8 лет до того поддерживал Ельцина, а сегодня раскручивает нового героя.

А ведь без его избирания — не было бы многого из того, чем так возмущаемся мы нынче. И ни разу никаких выводов. Нет никакой публичной рефлексии о том, почему вожделенная «сильная рука» неизменно сжимает свои пальцы на нашем горле. Один светлый образ вождя торопятся заменить на следующий, по сути такой же. Его лепят по старым лекалам, но всякий раз продукт принимается с бурей восторга.

СМИ, авторитетные в той или иной общественной группе, де-факто назначают этой группе, своим зрителям/слушателям/читателям политических лидеров. Рейтинг за несколько месяцев с почти нуля взлетает до десятков процентов. И вот уже любой критик кумиров (заботливо спущенных в голову гражданина сверху) записывается человеком в свои персональные враги.

В 1999 году противников Путина и его пиар-кампании в виде войны Анатолий Чубайс (кстати, возглавлявший и штаб Ельцина в 1996 году) публично объявлял предателями. Сегодня одни соратники Анатолия Борисовича, сохранившие верность Путину, продолжают именовать оппонентов Кремля так же и искать тень Госдепа за их спинами. А другие соратники Чубайса, отторгнутые Путиным от кормила, кормушки и телеэфира, нашли себе новый объект для раскрутки - и если Вы его не одобряете, они обзовут вас агентом Кремля.

Ведь я не собираюсь утверждать, что Алексей Навальный воплощает в себе вселенское зло. Вопрос заключается в том, что любой политик должен контролироваться обществом, должен выходить на прямые дебаты, предъявлять внятную программу действий, давать интервью без заранее заготовленных ответов на заблаговременно присланные вопросы, и должен разговаривать со всеми СМИ, а не только с удобными и дружественными ему.

Он не должен публично лукавить, не должен подставлять граждан под дубинки ОМОНа, призывая их прийти на согласованный митинг и неожиданно для людей заменяя его сидячими забастовками на мосту. С него до́лжно жестко спрашивать, предъявлять ему четкие идеологические критерии, а не смотреть в рот и не «лайкать» каждую фотку.

Это азбука выращивания подконтрольного гражданам политика. Если он сегодня говорит лишь с избранными СМИ и не может ответить на простейший спонтанный вопрос — значит, он будет говорить лишь с удобными ему гражданами завтра, как это делает все 14 лет Владимир Путин, бегая от теледебатов.

Но эти рецепты так и не осознаны и не применяются на нашей политической кухне. Общество потакает цинизму, безответственности, кумовству. И существенная часть медиа-сообщества, и лидеры общественного мнения, и креативный класс.

Так что нечего на «уралвагонзавод» пенять, коль у самих хроника в фэйсбуке крива. Нет, мы одна страна, один народ, одно общество, с одной историей, с одними достижениями — и с одними ошибками.

Даже лучшая, самая информированная и критически настроенная часть общества движется по кругу, предпочитая заменять утративших популярность кумиров новыми идолами. Громкая и агрессивная риторика, разделяющая людей на белых и черных, врагов и друзей, своих и чужих — в ходу у внешне интеллигентных и цивилизованных Фэйсбук-, ВК- и Твиттер-протестантов ничуть не меньше, чем у футбольных фанатов и сторонников теории всемирного заговора против России.

Если не учимся на ошибках вот уже 25 лет — мы сполна заслуживаем то, что имеем сегодня. И сбежать из этого «сегодня» без работы над самим собой никак не получится. Рецепт один — Думайте, рассуждайте, учитесь на ошибках, сомневайтесь!