Имхо

К власти в Германии пришли коммунисты

2460

Ангела Меркель и ведомая ею коалиция христианских демократов и баварских христианских социалистов празднуют победу. Их блок получил лучший результат на выборах за последние 20 лет. И это правда. Но в действительности они побеждены. К власти в Германии после выборов приходят наследники Хонеккера.

Виной тому провал либералов из СвДП, формировавших вместе с ХДС-ХСС правительство последних четырех лет, вызванный ошибками руководства партии, ценностными компромиссами, на которые они пошли ради работы с консерваторами и нежеланием госпожи Меркель поддержать ослабевших партнеров на бундес-выборах так, как это было на региональных выборах в Нижней Саксонии в начале этого года.

В результате, христианские демократы и христианские социалисты добились лучшего результата своей партии за два десятилетия, но они останутся теперь единственной правой политической силой в Бундестаге. СвДП впервые с 1949 года не хватило голосов избирателей, чтобы сохранить парламентское представительство. Дефицит голосов составил всего лишь 0,2%, но этого достаточно, чтобы стать фатальным для либералов. Теперь они могут надеяться лишь на смену партийного руководства и реванш спустя 4 года под руководством, например, 34-летнего Кристиана Линднера, который сегодня возглавляет СвДП в крупнейшем регионе Северный Рейн-Вестфалия и привел ее к впечатляющим для свободных демократов 8,6% на выборах в земельный ландтаг в мае 2012 года. Кандидатура господина Линднера имеет тем больше прав, что он уже был вторым человеком в партии в 2009-2011 годах, ее генеральным секретарем в момент наивысшего успеха СвДП под руководством Гидо Вестервелле, и ушел в отставку вслед за приходом на пост лидера либералов неэффективного и нехаризматичного Филиппа Рёслера. Теперь именно Кристиан Линднер может стать тем, кто сменит господина Рёслера, уже заявившего о готовности нести политическую ответственность за фиаско партии.

И теперь 41,5% ХДС-ХСС, несмотря на статус рекорда, неумолимо меньше, чем почти 43% трех левых партий - социал-демократов, «Левых» (впервые в истории вышедших на третье место) и «Зеленых».

Единственное, что мешает левым силам сформировать коалиционное трех-партийное правительство и сместить с поста канцлера Ангелу Меркель - традиционная недоговороспособность «Левых» с двумя другими более умеренными партиями. Это свойство «Левых» имеет исторические корни: партия основана в результате объединения Партии демократического социализма (наследницы правившей в ГДР Социалистической единой партии) и левой части социал-демократов во главе с Оскаром Лафонтеном, покинувшей СДПГ в знак протеста против «Агенды-2010» Герхарда Шрёдера. Таким образом, между левыми партиями находится глубокая трещина.

Однако никогда плата за строительство моста над этой пропастью не была так высока. В 2005 году СДПГ вел на выборы канцлер Шрёдер, договоренность с которым была невозможна для «Левых». В 2009 году три левые партии набрали в сумме меньше голосов, чем правые блок ХДС-ХСС и СвДП. Поэтому только теперь, в 2013 году, речь идет о приходе левой коалиции к власти в стране. И поэтому только теперь союз левых становится потенциально возможным.

Решение этого вопроса, вопроса о левой коалиции, о новом правительстве Германии, о политическом будущем празднующей победу со своими сторонниками госпожи Меркель, находится сейчас во власти руководства «Левых» и прежде всего Грегора Гизи. Именно «Левые», наследники коммунизма ГДР, могут либо выдвинуть другим партиям список своих условий и одновременно уступок, а могут и отказаться от этого шанса. Именно поэтому я начал свою статью с того, что реальными победителями выборов в Германии впервые оказались «100% социалисты» (лозунг «Левых» на этих выборах»). Они решают сейчас политическое будущее Ангелы Меркель и ее соперника, социал-демократа Пеера Штайнбрюка.

Если «Левые» решатся взять на себя ответственность и изменить свой статус вечной оппозиции, помешать им прийти к власти и реализовать хотя бы часть своей программы может только одно обстоятельство. Реально ли социал-демократы хотят ответственности и власти? Готова ли СДПГ сместить госпожу канцлерин и руководить правительством вместо нее?

Возможно, лидер партийного списка Пеер Штайнбрюк наедине с собой не стремится к креслу канцлера так сильно, чтобы вести переговоры с наследниками ГДР. Он также слишком правый внутри своей партии. Но он решает внутри СДПГ совсем не все. Есть председатель партии Зигмар Габриэль и есть также лидер партийной парламентской фракции Франк-Вальтер Штайнмайер. Господин Штайнмайер несколько лет назад работал заместителем Меркель, когда СДПГ была младшим партнером ХДС-ХСС в «большой коалиции» 2005-2009 годов. Тогда последствия для социал-демократов оказались очень неудовлетворительными и партия должна помнить об этом уроке.

Кроме того, возможно, что большое влияние на решение социал-демократов в случае предложения от «Левых» окажут потенциальные кандидаты на посты министров. В коалиции с Меркель СДПГ может рассчитывать всего лишь на 5-6 постов в правительстве из 15. Союз с «Зелеными» и «Левыми» откроет путь, как минимум, для 7 политиков, в числе которых будет и новый глава правительства. Поэтому вполне реально, что СДПГ предложит «Левым» более компромиссную фигуру канцлера, чем Пеер Штайнбрюк, уже несколько месяцев критикуемый за ошибки не только вне своей партии, но и внутри нее.

Конечно, госпожа Меркель может предложить коалицию «Зеленым», но это теоретический вариант. Опыта такой коалиции не было даже на региональном уровне. «Зеленым» также не нужна проблема СДПГ и СвДП, потерявшим в 2005-2009 и 2009-2013 годах свою идентичность в коалициях с внешне мягкой, но изнутри опустошающей и конкурентов и союзников с силой и твердостью политического удава матушкой-канцлерин.

В результате, судьба самой влиятельной женщины мира и будущее крупнейшей экономики Европы находится с вечера воскресенья в зависимости от догматизма наследников ГДР и столкновения их желаний: приступить к воплощению своей утопии или остаться в удобном положении критикующей и не участвующей во власти политической группы. Если второе желание окажется сильнее, то госпоже Меркель и социал-демократам придется искать компромисс.

Серьезным уроком результаты выборов в Бундестаг должны стать для тех, кто этой ночью праздновал победу. Сделав ставку на самостоятельную полную и триумфальную победу под руководством Ангелы Меркель и лидера ХСС, премьер-министра Баварии Хорста Зеехофера, консерваторы добились своего и без поддержки либералов, которых просто сбросили с корабля. Но теперь госпожа канцлерин рискует потерять все, и право хода в политической шахматной партии перешло к ее противникам.

И даже если Ангела Меркель в результате противоречий среди левых сил получит возможность создать свое третье правительство, то оно будет куда более трудным для работы ХДС, чем предыдущее. К тому же социал-демократы в любом случае займут в кабинете гораздо больше постов, чем прежние союзники ХДС-ХСС из СвДП.

Таким образом, увеличение популярности своего блока почти на 10% принесло Ангеле Меркель гораздо больше новых проблем, чем политических бонусов.

Желание отказаться от конструктивного политического диалога ради тотальной победы и восприятие других сил, как соперников, а не потенциальных союзников, попытка создать максимально простую и комфортную для себя ситуацию максимальной власти взамен сложного согласования компромиссных решений ведут в европейской парламентской демократии к просчетам и ставят на границу поражения даже самого выдающегося и популярного политика Европы последнего десятилетия. Подобным образом в 1990 году окончилась в Соединенном Королевстве эра Маргарет Тэтчер, ее 11-летняя работа на посту премьер-министра.

Диалог обязательно оказывается важнее и эффективнее силы, умеренность в своих политических желаниях нужнее и дальновиднее борьбы за единоличное лидерство. И эта истина может быть плоха для амбициозных партийных руководителей, но безусловно выгодна для граждан страны, для возможности успешной реализации их прав и интересов через политические институты.