Имхо

Коалиция за Медведева без Медведева

1528

Пожалуй, основным выступлением Дмитрия Медведева на посту президента (программным — если верить в его искренность, или пиаровским — если не верить) стала статья «Россия, вперед», опубликованная в Газете.ру в 2009 году. Чрезвычайно любопытна развернувшаяся борьба между «Единой Россией» и частью оппозиции за возможность предстать силой, олицетворяющей в российской политике осуществление тезисов этой статьи, и выступающей как бы движением в поддержку ее автора и его взглядов.

Россия, вперед?

В сентябре 2010 года состоялся съезд движения «Россия, вперед!», организованный депутатом Госдумы от «Справедливой России» Геннадием Гудковым. По словам его сына Дмитрия (впоследствии также ставшего депутатом ГД от СР), среди учредителей и участников съезда движения, прошедшего в «Президент-отеле», были депутаты Госдумы от «Справедливой России» Валерий Зубов и Анатолий Аксаков, один из учредителей (на тот момент, а в дальнейшем сопредседатель) РПР-Парнас Владимир Рыжков, члены «Правого дела» Борис Надеждин и Андрей Нечаев (министр экономики в правительствах Гайдара и Черномырдина), одна из руководителей защитников Химкинского леса Евгения Чирикова, будущие кандидаты в Госдуму 2011 года от СР экономист Никита Кричевский и летчик-испытатель Магомед Толбоев и другие.

Участников съезда встречал портрет президента Медведева, политику Путина с трибуны критиковали, а немецкое издание «Шпигель» сообщало, что новое движение позиционирует себя как «пропрезидентское», своего рода «преторианская гвардия» для Медведева.

Однако бренд был отобран. Лента.ру писала тогда:

«Министерство юстиции зарегистрировало движение «Россия, вперед!», председателем которого является глава высшего совета партии «Единая Россия», спикер Госдумы Борис Грызлов.

Борьба единоросов за регистрацию движения «Россия, вперед!» началась осенью 2010 года. 23 сентября Вячеслав Володин, который в то время был секретарем президиума генсовета «Единой России», заявил о предстоящей учредительной конференции движения. Эту инициативу в партии объяснили активизацией «популистов», желающих использовать лозунг «Россия, вперед!» в своих интересах.

Под «популистами», несомненно, имелся в виду, в частности, Геннадий Гудков, который заявил о намерении создать такое движение еще в мае того же года. Уже 25 сентября о создании общероссийского общественного движения «Россия, вперед!» было объявлено официально, был утвержден его устав, принят манифест и избраны сопредседатели. Единоросы несколько запоздали и объявили о создании «Общественного движения участников модернизации «Россия, вперед!» 6 октября.

Однако дальше «Единой России» начало везти. Организации Гудкова в декабре Минюст в регистрации отказал, сославшись на нарушения в оформлении учредительных документов. В январе отказ был опротестован в суде, однако дата судебного разбирательства, как сообщил Гудков «Коммерсанту», пока не назначена. 24 марта структура Гудкова подала исправленные документы и ждала регистрации, однако 19 апреля Борис Грызлов сообщил, что регистрацию получила именно его «Россия, вперед!». (…) регистрация в качестве общероссийского движения получена еще 15 апреля, а в виде юридического лица — 20 октября 2010 года».

ИНСОР из избы

Ключевым мозговым центром команды Дмитрия Медведева называли Институт современного развития (ИНСОР). Кто же вошел в руководство этого института?

Его попечительский совет в марте 2008 года лично возглавил избранный на пост президента Дмитрий Медведев, туда также вошли его помощник Аркадий Дворкович, тогдашний министр экономики Эльвира Набиуллина, ее учитель и коллега по ВШЭ ее мужа Ярослава Кузьминова Евгений Ясин, председатель Высшего арбитражного суда РФ и однокурсник Медведева РФ Антон Иванов и другие.

В правление ИНСОРа, среди прочих, вошли зампред Российского союза промышленников и предпринимателей Игорь Юргенс, Евгений Гонтмахер, глава ФОМ Александр Ослон, член правления «Левада-центр» Татьяна Малева, бывший советник Егора Гайдара Владимир Мау (позднее, в 2010 году назначенный на пост ректора Российской академии народного хозяйства и госслужбы при президенте РФ), гендиректор Федерального фонда содействия развитию жилищного строительства (и в прошлом начальник жены Аркадия Дворковича) Александр Браверман, бывший пиарщик Правительства (в период премьерств Кириенко и Касьянова) и администрации президента (в период, когда ей руководили Чубайс и Юмашев) Алексей Волин, а также муж пресс-секретаря Медведева Натальи Тимаковой Александр Будберг.

В начале 2010 года ИНСОР представил доклад Игоря Юргенса и Евгения Гонтмахера «Россия XXI века: образ желаемого завтра». Доклад этот подвергся критике как в оппозиционных кругах, так и среди провластных экспертов.

Так, например, Павел Святенков, комментируя доклад, указал:

«предложения ИНСОР оказались более чем скромными. Они заключаются в расширении свободы партий за счет снижения барьера прохождения в органы законодательной власти с 7% до 5%, а также за счет снижения количества членов партии и ее представительств в регионах, которые необходимы для регистрации партии в качестве таковой. (…)

Кроме того, ИНСОР предлагает включение либералов в модернизационный процесс, очевидно, вместе с «Единой Россией», обретение властью политического мышления, пакт о национальном согласии, а также подотчетность бюрократии политическому руководству и меритократии.

Здесь можно сказать, что фактически авторы доклада пытаются создать модель, при которой нынешняя либеральная оппозиция была бы интегрирована в нынешнюю систему власти. При этом, однако, реальная демократизация не произошла бы. Следовательно, речь идет о том, чтобы превратить нынешнюю либеральную фракцию наследников 1990-х, наследников Гайдара и Ельцина, из оппозиции в правящий слой. Важно отметить, что они более не претендуют на тотальное правление, а готовы разделить власть с нынешними правителями России. Они готовы, пока что, сосуществовать рядом с «Единой Россией».

В общем, ничего нового в предложениях ИНСОР нет. (...) Они желают, чтобы нынешний политический режим обслуживал их интересы, но они не ставят своей целью реальную программу демократизации страны».

Газета «Известия» цитировала неназванных экспертов, заявивших, что и сам документ, и его авторы «живут интересами элит 90-х».

При этом уже тогда политолог Евгений Минченко заметил, что «если одним из адресатов доклада является президент Медведев, то предложения ИНСОРа выглядят странно. Дмитрий Медведев как глава администрации президента, а затем как первый вице-премьер, был одним из тех, кто создал (…) систему (…), а теперь ему предлагают все вернуть назад».

Владимир Милов, комментируя доклады ИНСОРа, писал: «ИНСОР за несколько лет своего существования накопил огромный опыт работы на мусорную корзину. … даже авторам этих докладов ясно как божий день: ничего из предлагаемых ими системных изменений реализовано не будет. С таким же успехом можно пытаться научить интеллектуальной деятельности и вегетарианству крокодилов, животных с чрезвычайно малым объемом мозга и миллионами лет накопленного опыта плотоядного существования.

… ИНСОР сегодня (...) в момент, когда возникает серьезный и ненадуманный спрос на решительные политические перемены, помогает продлить жизнь негодной общественно-политической системе, подпитывая те же самые иллюзии о возможности преобразований сверху.

Причем самим фактом публикации своего доклада, главным реципиентом которого является, как ни крути, действующая власть: основная идея ИНСОРа, выраженная в заключении документа, — «социальный контракт» общества с тем из властного тандема, кто займет президентское кресло после 2012 года».

В докладе предлагалась следующая политическая конструкция: Госдума опять избирается по смешанному мажоритарно-пропорциональному принципу, проходной барьер снижен до 5%, в стране появляются два десятка новых партий, а основу партийной системы составляют правоцентристская и левоцентристская партии.

«Последнее, — отмечал Евгений Минченко, — идея не новая. В свое время ее пытались реализовать «Наш дом — Россия» как правоцентристская организация и Блок Ивана Рыбкина как левоцентристская организация. Это не получилось».

Как мы увидим далее, не получилось это и на сей раз.

Но! Крайне любопытно, глядя из дня сегодняшнего, отметить, что эта конкуренция двух партий (условно, путинской ЕР и новой медведевской) — единственный не реализованный пункт из перечисленных.

Все остальные пункты приняты властью в течении последних полутора лет, после начала массовых протестов. И принцип формирования Думы, и проходной барьер, и увеличение числа партий вместе со снижением их минимальной численности.

То есть: если протесты зимы 2011-2012 годов и позволили реализовать чью-то политическую программу, то это была программа мозгового центра окружения Медведева, «живущего интересами элит 90-х».

Почему это произошло? Протесты были использованы как повод для продвижения этих инициатив или они и были инспирированы с этой целью?

Едва ли можно дать точный ответ на этот вопрос, используя лишь открытые и публичные источники информации. Мы, однако, попытаемся все же разобраться в этом в следующих частях нашего исследования.

Межгалактический шахматный турнир

С идеей создания креативного кластера Дмитрий Медведев выступил в 2009 году, а в следующем году началась ее практическая реализация.

Газета «Ведомости» писала в июле 2010 года: «У земли, на которой должен быть возведен инноград «Сколково», кроме государства есть и другие владельцы. Среди них бизнесмен Роман Абрамович и, возможно, супруга первого вице-премьера Игоря Шувалова Ольга.

Для строительства инновационного центра «Сколково» потребуется около 600 га, следует из документов правительственной комиссии по развитию жилищного строительства (копии есть у «Ведомостей»).

… 375 га мало, к тому же выделенные участки очень «кривой» конфигурации, полноценно их не освоить, рассуждает представитель Фонда развития «Сколково». Понадобится еще примерно столько же, говорит собеседник «Ведомостей». К отведенной территории по периметру примыкают еще 24 участка, занимающие 196 га, указано в документах комиссии. Эти земли и могут оказаться следующими на очереди, говорит чиновник администрации президента. Но принадлежат они не государству и не госструктурам.

Почти половиной земель — 78 га — владеет ООО «Глория». «Глория» — структура Абрамовича, сейчас на ее территории строится гольф-поле, подтвердил Джон Манн, представитель компании «Миллхаус», которая управляет активами Абрамовича. Манн говорит, что эта земля не входит в территорию центра «Сколково» и о планах вовлечь ее в госстройку ему не известно.

15,4 га (тоже справа по Сколковскому шоссе) принадлежит ООО «Зареченские дачи». Согласно ЕГРЮЛ 100% этой компании — у Вартана Галустяна. Он же пополам с Ольгой Шуваловой владеет ООО «Заречье-девелопмент». Телефон у компаний общий. На запрос «Ведомостей» в обе компании ответила гендиректор «Заречье-девелопмента» Екатерина Муратидис: «Зареченские дачи» на своих 15 га осуществляют собственный проект и никаких предложений об участии в строительстве инноцентра «Сколково» не рассматривают. Вопрос о совладельцах Муратидис оставила без комментариев. Отказался говорить о сколковских землях Шуваловой и представитель секретариата ее мужа — первого вице-премьера Игоря Шувалова: вся информация о родственниках, которую чиновники обязаны публиковать, представлена на сайте правительства РФ, объяснил он».

Впрочем, те же «Ведомости» писали и о более давних связях Романа Абрамовича и Игоря Шувалова.

А Сколково... Через некоторое время земли Романа Абрамовича действительно были использованы для строительства бизнес-школы «Сколково». Собиранием земель для «Сколково», по сообщению «Аргументов и фактов», занимался руководитель Фонда РЖС Александр Браверман, уже упоминавшийся в разделе про ИНСОР.

Вокруг темы инноваций, модернизации и креатива мы регулярно встречаем имена людей, близких к Медведеву, а также ярких представителей эпохи 1990-х годов и их соратников.

Еще в сентябре 2008 года гендиректором корпорации «Роснано» был назначен Анатолий Чубайс. В 2010 году он войдет в совет фонда «Сколково».

Спустя еще 2 года бывший заместитель Чубайса по РАО «ЕЭС России» Михаил Абызов станет министром, курирующим еще один проект Медведева — т. н. «открытое правительство».

И примкнувший к ним...

В июле 2010 года указом Дмитрия Медведева была создана рабочая группа по созданию Международного финансового центра в РФ.

Ее возглавил бывший глава еще ельцинской Администрации президента Александр Волошин.

Вошли в нее, среди прочих, члены Совета Федерации Дмитрий Ананьев и Сулейман Керимов, депутат Госдумы Владислав Резник, зампред Высшего арбитражного суда РФ Татьяна Андреева и уже упоминавшийся Владимир Мау.

Хвост вертит собакой?

Еще одним ключевым событием 2009 года стали чрезвычайно скандальные и грязные выборы в Московскую городскую Думу.

В ходе них возник фронт самых различных организаций, формально и вовсе не существовавший, но содержательно проводивший мероприятия очень близкой направленности. В рамках этого фронта оказались рука об руку такие разные идеологически и по отношению к власти силы, как «Правое дело» (будущая партия Прохорова), «Справедливая Россия» Сергея Миронова и «Солидарность». Общей для всех этих организаций на московских выборах 2009 года оказалась жесткая антилужковская риторика.

Тогда известный эксперт по выборам Михаил Тульский публиковал в интернет-СМИ и соцсетях материалы, в которых утверждалось, что атака на Лужкова ведется «Солидарностью» на деньги Романа Абрамовича и не без ведома Кремля. Никаких документальных подтверждений этого представлено не было.

Через год в момент конфликта между Медведевым и Лужковым один из лидеров «Солидарности» и РПР-Парнас Борис Немцов сделал все, от него зависящее, чтобы подтолкнуть президента к решению о смене мэра. Он опубликовал сразу несколько текстов, в которых писал, что Медведев «перед выбором – либо разорвать этот порочный круг, либо самому уйти», что, либо Лужков уйдет, либо Медведев превратится во «всероссийское посмешище», что если отставки не будет, то «вся российская бюрократия будет открыто, нагло и публично вытирать об него (Медведева — А.Г.) ноги».

Медведев в итоге уволил Лужкова, издательство «Эксмо» через пару недель выпустило коммерческий тираж доклада Немцова «Лужков. Итоги», а сам Борис Ефимович заявил, что «Медведев впервые совершил по-настоящему президентский поступок». Уточнив, правда, что «если уголовных дел после отставки по фактам коррупции не появится, то отставка будет выглядеть неубедительной».

Кому и кого удалось в этой ситуации использовать? Оппозиция ли сыграла на противоречиях внутри власти или такие оппозиционеры, как Немцов, оказались пешками в руках Медведева и его окружения в войне с Юрием Лужковым?

Думаю, что сейчас, наблюдая за тем, изменилась ли под руководством Собянина ситуация с пробками на дорогах, коррупцией, ЖКХ, местным самоуправлением, экологией, малым бизнесом — москвичам проще ответить на этот вопрос, чем 2,5 года назад. Укладка плитки, скандалы вокруг сохранения парков и архитектурного наследия (например, особняка Волконского на Воздвиженке) тоже подталкивают нас к ответу.

Немцов, впрочем, полагал, что ему удалось подвигнуть Медведва к действиям не только против Лужкова, но и против якобы не одобрявшего отставку мэра Путина.

Однако, когда он попробовал приблизить такими же психологическими приемами отставку своей следующей цели («пусть начнет с малого — уволит Суркова. Тогда люди поверят, что это было заявление не блогера, а президента») и тем самым увеличить предполагаемую трещину между Медведевым и Путиным, результат оказался прямо противоположным.

На очередной, вполне рядовой, акции 31 числа на Триумфальной площади Борис Немцов был выхвачен из толпы сотрудниками полиции, но вместо обычного штрафа получил 15 суток отсидки, включая и новогоднюю ночь.

Подобная акция в отношении бывшего зампреда Правительства и Госдумы выглядела демонстративно-показательной. Она «совпала» по времени с моментом, когда Немцов перешел от разоблачений коррупции в Москве к раскрутке темы коррупции Владимира Путина.

Он вместе с Владимиром Миловым оказался участником судебного процесса с энергетическим трейдером Геннадием Тимченко, конечным бенефициаром компаний которого, по заявлению Немцова, являлся Путин. На суде, который начал Тимченко, Немцов предъявил документ о том, что в 2008 году бизнесмен на собственном самолете возил к Путину в Сочи Алину Кабаеву.

Также пассажирами этого самолета были управделами президента Кожин, а также Дмитрий Горелов и Николай Шамалов, люди, имена которых были упомянуты в еще одном скандале — об одном многомиллиардном дворце на Черноморском побережье. По словам бежавшего на Запад бизнесмена Колесникова, он и его деловые партнеры строили этот замок для Владимира Путина.

И вот в момент, когда Немцов начал заниматься данными темами, надеясь, что Медведев под давлением публичных «подначек» сместит Путина так же, как Лужкова — в этот-то момент Немцова внезапно и поместили в камеру на 15 суток.

2 января 2011 года текст, посвященный этому событию, опубликовал в своем ЖЖ Анатолий Чубайс. Текст заканчивался фразой «Или в нашей стране сегодня нет места диалогу власти и общества?»

Отсутствие реакции на пост Чубайса (под которой нужно понимать досрочное освобождение Немцова) — само по себе стало ответом одному из архитекторов нынешней политической и экономической системы в России.

Эта история показывает, что диалог есть, когда общество (а точнее, вытесненный в оппозицию политик) делает то, что выгодно тем или иным людям во власти, участвует в их интриге. Участвует во внутривластных играх в качестве младшего партнера, по сути прислуги.

Когда же прислуга пытается выйти за рамки сценария — ее наказывают.

Другого диалога у участников политических интриг в условиях их неравноправия быть в сегодняшней России не может.

Семья возвращается

Тогда же, когда началась атака на Путина по поводу черноморского дворца и его неформальных отношений с рядом бизнесменов, начал свою жизнь еще один любопытный проект.

Это был блог в Живом Журнале Татьяны Дьяченко, дочери и бывшего советника Бориса Ельцина, ныне жены бывшего главы Администрации президента при Ельцине Валентина Юмашева. Ее ЖЖ появился в декабре 2009 года и за короткое время приобрел немалую популярность в Интернете.

Основным содержанием проекта стали разнообразные рассказы о происходившем во власти в 1990-е годы, имевшие целью представить Ельцина и его администрацию в лучшем свете, а также представлявшие (и в общем-то вполне справедливо) Россию 1990-х как время, из которого родилась Россия 2000-х и 2010-х.

Еще одним внезапным проявлением активности окружения покойного Ельцина стало интервью Валентина Юмашева, которое тот дал МК в феврале 2011 года.

Помимо обычной апологии 1990-х, Юмашев высказал и весьма симптоматичные замечания:

«Та команда, которую я собрал как глава Администрации Президента, — одна из самых эффективных. И это доказывается тем фактом, что люди, которые работали со мной, продолжают работать в Кремле и сейчас. Если бы я хотел заняться устройством собственных дел, находясь на посту главы администрации, я бы пригласил работать в Кремль своих однокурсников, сослуживцев, чтобы мне было удобно и комфортно заниматься своими делами. Но если бы так и было, то через 12 лет точно бы выяснилось: я хозяин или в крайнем случае акционер какого-нибудь «Нефтьметаллинвеста». (…)

— А может быть, вы так спокойно себя чувствуете потому, что Путин четко держит обещания, которые, как считается, он дал Ельцину?

— Это еще один миф, который упорно повторяют политики и журналисты. Если бы у них были такие договоренности, не было бы выступления Владимира Владимировича Путина в 2003 году в МГУ, в котором он, не называя Ельцина, обвинил бывшее руководство страны во всех смертных грехах. Если бы был некий пакет договоренностей, то там был бы и такой пункт: преемник публично не критикует своего предшественника. (…)

— А правда ли — хотя вы, естественно, ответите «неправда», — что Ельцин на пенсии разочаровался в своем преемнике?

— Не буду говорить, что это неправда (жирный курсив мой — А.Г.). Давайте лучше вместе с вами проанализируем то, что происходило. Представьте себе, у вас есть компания, которую вы создавали 10 лет. Вы долго и мучительно ищете преемника на свое место. Находите. И даже если вам кажется, что он стал делать что-то не так, как делали бы вы, будете ли вы его открыто критиковать? На мой взгляд, Борис Николаевич считал Путина своим политическим сыном, своим проектом, своим детищем.

Если вы помните, публично он высказался лишь насчет двух вещей: возвращения советского гимна и отмены выборности губернаторов. Про губернаторские выборы он сказал, что, несмотря на все сложности, несмотря на то, что где-то используются черные предвыборные технологии, все равно мы должны пройти этот путь, мы должны через собственные ошибки, через неудачи научиться выбирать достойных людей.

— И все-таки что бы, по вашему мнению, сказал Ельцин, увидев Россию образца 2011 года?

— Я думаю, что он посчитал бы: при тех ресурсах и возможностях, которые есть сейчас, при той благоприятной экономической конъюнктуре, в которой оказалась Россия в 2000-е годы, Россия могла бы сделать больше, чем она сделала.

— А как Ельцин отреагировал на арест Ходорковского?

— Наверняка они обсуждали это с Владимиром Владимировичем. Понятия не имею, что именно говорили друг другу. (…)

— В комнате, где мы с вами беседуем, висит календарь с цитатой Ельцина: «В своей жизни я сделал главное: Россия больше не вернется в прошлое». Вам не кажется, что в политическом отношении мы сейчас как раз в прошлое и идем?

— У нас, безусловно, есть тенденции, которые бы расстроили Бориса Николаевича и расстраивают нас. (…) Нам не нравится, когда происходят какие-то шаги назад. Но слова Бориса Николаевича абсолютно правильны: возврата к той политической конструкции, что была, например, в 1987 году, уже никогда не будет.

— Но разве можно отрицать, что сейчас в отношении демократии в России происходит откат?

— Это произошло вот почему. То наглое давление на власть, которое было у наших бизнесменов в 1999 году, было недопустимым. И это надо было точно кардинально менять. Но, к сожалению, поправляя это, мы не избежали опасной вещи: огосударствления СМИ. (…) Государство решило эту проблему кардинально: забрало ТВ себе и показывает то, что считает нужным. Я уверен, что мы придем рано или поздно к той модели, которая существует в цивилизованном мире. СМИ должны быть частными и не зависеть от государства.

— Тестовый вопрос: бывшего ельцинского любимца Немцова сейчас с большей вероятностью можно встретить в милицейской камере, а не в Кремле. Вы его пригласили на юбилейные торжества?

— Да, конечно».

Вполне ясное, хоть и сжатое подтверждение версии о недовольстве политикой Путина со стороны, по крайней мере, части людей, которые привели его к власти. Вполне ясное перечисление основных несовпадений.

Однако к концу апреля 2011 года в блоге Татьяны Юмашевой наступила тишина.

В начале июня газета «Ведомости» сообщила, что Валентин Юмашев является одним из совладельцев девелоперской компании, контролирующей часть Москва-Сити.

Ранее Юмашев говорил в интервью МК, что основа финансового благополучия их семьи — средства зятя, Олега Дерипаски:

«Если б мы заработали миллионы, то где-то должно быть их физическое воплощение».

После публикации «Ведомостей» публичной политической активности супруги Юмашевы не проявляли.

Тот, кто ошибется — будет наказан

Тишина в блоге Дьяченко-Юмашевой точно совпала по времени с увольнением из Кремля одного из знаковых политтехнологов и имиджмейкеров современной российской власти.

Дело в том, что в это самое время, в середине весны 2011 года, был аннулирован кремлевский пропуск Глеба Павловского, а сам он освобожден от должности советника руководителя Администрации президента.

Павловский был одним из тех самых представителей команды Юмашева — Волошина, работавших с Кремлем и в Кремле еще с 1990-х годов.

Газета «Ведомости» написала, со ссылкой на неназванный источник в АП, что изгнание Павловского вызвано тем, что он явно поддерживал выдвижение на следующий президентский срок Дмитрия Медведева, а не Владимира Путина.

Независимая газета обширно цитировала Павловского в ноябре 2010 года. Глава Фонда эффективной политики говорил тогда, что Медведев «будет усиливать нажим на элиты, на исполнительную власть, включая правительство, на региональные власти, добиваясь признания себя естественным лидером политического класса». Медведев, по словам Павловского, «намерен добиться признания себя в качестве естественного кандидата в президенты. Добиться этого от всех, добровольно. И, что особенно важно, добиться согласия с этим от Путина». И далее: «Поэтому он позволяет себе уже сейчас довольно жесткую критику и пойдет в этом отношении дальше».

Гораздо более точный прогноз дал тогда член совета Московского центра Карнеги Николай Петров: «Я не вижу признаков того, что Путин собирается уходить от власти. Скорее наоборот. Мы наблюдаем довольно сложную конфигурацию, где формальный и реальный лидеры — это разные персоны, и где реальный центр принятия решений не соответствует формальному. Реальный лидер, который находится в стороне, проиграет в результате любых преобразований и потому их блокирует».

Значительную часть кремлевской бюрократии, указывал тогда Петров, не устраивает ситуация, «когда она теряет позиции из-за того, что привязана к формальному лидеру, у которого мало власти»: «Это очень опасная игра для политических элит. Они должны демонстрировать свою лояльность, отчасти делать выбор, а он далеко не очевиден. И тот, кто ошибется, будет наказан».

Павловский как раз и оказался весной 2011 года одним из ошибавшихся и наказанных.

Через несколько месяцев, в декабре 2011 года он «нашелся» в протестном движении, с легкостью сменив статус одного из главных советников администрации Путина на участника массовых митингов и видного эксперта в оппозиционных кругах. Впрочем, об этом мы еще поговорим, когда дойдем до событий на Болотной и проспекте Сахарова.

Инициатива наказуема

И в это же самое время, в мае 2011 года, когда Павловского уволили из Кремля, а бренд «Россия, вперед!» был отобран у Геннадия Гудкова в пользу «Единой России», Сергей Миронов был отстранен от должности председателя Совета Федерации, по Конституции третьего по значимости поста в стране после президента и премьера.

Случилось это вскоре после того, как Сергей Миронов покинул пост председателя СР, заявив при этом, что его партия не поддержит на президентских выборах кандидата от «Единой России». Газета.ру тогда писала:

«уход Миронова имеет отношение не к думской кампании, а к президентским выборам 2012 года, так как партия будет выдвигать на второй срок нынешнего президента Дмитрия Медведева. Сам Сергей Миронов дал этой версии косвенное подтверждение, еще раз напомнив журналистам официальную позицию партии: «Справедливая Россия» не поддержит в 2012 году кандидата в президенты, которого выдвинет «Единая Россия». Последняя на днях определила, что предпочтительной для нее кандидатурой является премьер-министр Владимир Путин».

Миронов и «Справедливая Россия» уже поддерживали выдвижение Медведева на пост президента в 2008 году, но тогда он шел как преемник Путина. В 2004 году Миронов баллотировался на пост президента, одновременно заявляя при этом о поддержке Путина, и занял последнее место, уступив даже охраннику Жириновского Малышкину и получив менее 1% голосов.

Теперь партия Миронова попыталась стать той самой второй основной партией, о которой писал в своем докладе ИНСОР.

Но, впервые решив выступить против Путина, «гвардии сержант ВДВ Серега Миронов», как любит рекомендовать себя избирателям Сергей Михайлович, стремительно покинул вершину политического Олимпа. Так же быстро, как когда-то был Путиным на эту вершину поднят.

Эндшпиль

Летом 2011 года, особенно после образования вокруг фигуры Путина «Общероссийского народного фронта», стало понятно, что развязка недалека.

22 июня в регистрации, а, значит, и в участии в думских выборах, отказано РПР-Парнас Касьянова, Немцова и Рыжкова.

Потом, уже в начале осени, будет сорвано выдвижение в Думу во главе «Правого дела» Михаила Прохорова. Как скажет сам олигарх — сорвано рядом чиновников из Администрации президента РФ.

Во главе «Правого дела» встанет мало кому известный бывший офицер ФСБ Дунаев, партия займет на выборах в Думу последнее место, а потом и вовсе откажется от либеральной риторики, избрав на короткое время своим лидером эксцентричного священника и творческого деятеля Охлобыстина. Так бесславно продолжится судьба партии-наследницы младореформаторов 1990-х с их «Демвыбором России» и «Союзом правых сил».

Независимое от «Единой России» участие этих внутриэлитных групп в избирательном цикле 2011-2012 гг. будет заблокировано.

Так же, как «Справедливую Россию» наказали за попытку стать второй партией слева, РПР и «Правому делу» не дали даже теоретической возможности стать на декабрьских выборах в Думу медведевской партией справа.

Сам Дмитрий Медведев пойдет в итоге на парламентские выборы 2011 года во главе списка «Единой России».

Один-разъединственный незаменимый

Финальным вскриком внутриэлитной оппозиции против возвращения Путина стало опубликованное на сайте «Новой газеты» «обращение к гражданам России «Выбор есть»».

Среди наиболее известных его подписантов: литературовед Мариэтта Чудакова, входившая в 2007 году в первую тройку списка СПС на думских выборах; еще один бывший кандидат в депутаты от СПС, политгеограф Дмитрий Орешкин; руководитель администрации президента Ельцина в 1993-1996 гг. Сергей Филатов; режиссер Светлана Врагова, самой яркой гражданской акцией которой было подписание «письма 50» в 2005 году против арестованного Михаила Ходорковского.

В обращении сперва сурово критикуется российская действительность 1999-2012 гг., после чего его подписанты делают довольно оригинальный вывод: необходимо поддержать выдвижение на второй срок действующего президента страны, «в нынешней ситуации у нас нет иного выбора, кроме как оказать общественную поддержку действующему президенту Д. А. Медведеву в его желании идти на второй срок».

Но разве другого выбора не было? Разве такая постановка вопроса вообще возможна со стороны людей, именующих себя либералами?

Ведь абзацем ниже в том же обращении говорилось:

«Стыдно перед собой и всем миром так низко ставить свою страну и свой народ: признать «во весь фронт», что в России на 100 миллионов взрослого населения есть лишь один-разъединственный незаменимый человек, которому мы должны доверить власть над собой. И желательно навсегда — удостоверив, что от нас самих ничего не зависит...».

Но какие-либо альтернативные Путину и его преемнику Медведеву кандидаты подписантами не рассматривались, пусть даже если (вновь цитата из обращения) «коллективный Путин получит власть еще на 6 или 12 лет – Россия обречена на статус периферийной сырьевой деспотии, где для сохранения себя во власти номенклатура не стесняется использовать репрессии».

Идею, что президентом РФ может быть кто-то еще, кроме «одного-разъединственного незаменимого» Медведева, Мариэтта Чудакова в прямом эфире «Эха Москвы» назвала «детским садом».

Чуть позже она написала в блоге на сайте того же «Эха»:

«Ждать дальше было некуда. Уже и так разрыв между президентом, на глазах (плотно закрытых) общества либерализировавшим Уголовный кодекс России, — и занятым исключительно своими делами так называемым обществом достиг опасных размеров».

И ее отчаянные конвульсии

В тот момент, в самом начале августа 2011 года, я и написал в ЖЖ текст, озаглавленный почти так же, как эта часть статьи: «Коалиция за Медведева без Медведева и ее отчаянные конвульсии».

Позволю себе процитировать этот пост почти целиком:

«Это тема, которая очень важна, и она возникла еще в самом конце прошлого года. Но меня никто не спрашивал, а самому писать в ЖЖ огромный текст было лень. Но вот мне позвонили Мнения.ру и попросили комментарий про слова Юргенса о том, что если Навальный, Медведев и Путин пойдут в президенты, то во втором туре Навальный поддержит Медведева. И это стало хорошим поводом поговорить о том, что происходит вокруг тандема последние месяцев 9-10.

Итак: Одна сторона дела заключается в том, что Навальный не будет баллотироваться в президенты в 2012 году — это совершенно ясно. У нас в стране за последние 20 лет сложилась такая политическая культура, при которой политик должен выдвигаться в президенты один раз — и побеждать. Если он проиграет (а то, что он проиграет, это очевидно просто в силу административного ресурса, фальсификаций и того, что неинтернетизированная аудитория его мало знает), то на всех его многообещающих перспективах можно будет ставить крест. Путин и Медведев не пойдут вместе на выборы. Будет принято консолидированное решение, насколько я понимаю, все идет к тому, что кандидатом на предстоящих выборах будет Путин.

Юргенс же является одним из представителей «партии Медведева». Недавно, особенно после отставки Лужкова в сентябре прошлого года, началось все более активное формирование партии второго медведевского срока, в которую входили самые разные силы: околовластные люди и сторонники власти, но при этом те, кто не заинтересован в возвращении Путина. Это, например, представители крупного бизнеса, которых пугает «дело ЮКОСа», пугает возможность повторения судьбы Ходорковского, пугает риск стать жертвой рейдерских захватов со стороны силовиков, близких к Путину. Это представители оппозиционных, но в общем лояльных к власти партий, боящихся, что при Путине будет укрепляться гегемония «Единой России», — это «Справедливая Россия» и «Правое дело». Это часть внесистемной оппозиции, которая на самом деле принадлежит существующей политической элите, но в силу личных конфликтов с Путиным или его окружением, они были вышвырнуты из власти, но остаются частью политического класса и надеются, что через множество неформальных связей смогут вернуться во власть, хотя бы в законодательную (речь идет прежде всего о лидерах ПАРНАСа, таких как бывший премьер-министр Касьянов, бывший вице-спикер Госдумы Рыжков и бывший вице-премьер Немцов). И различные эксперты, включая Юргенса и Гонтмахера, которые недавно выступили с соответствующей статьей, и часть интеллигенции, например Мариэтта Чудакова, которая в 90-х поддерживала Ельцина. То есть это такая элита 90-х как основная группа, но не только.

Путин все-таки кое-что сохранил как преемник Ельцина, но в то же время он оказался жестким, появились дела Ходорковского, Магнитского, появился риск отбора собственности, появились путинские группы и так далее. Некоторая ограниченная либерализация с сохранением сути того режима, который начал формироваться в 90-х годах, с возвращением его к первому путинскому сроку, может быть, к концу ельцинской поры — вот задача этой группы. И они начали действовать разными путями, стал появляться компромат на Путина с историей о его приморских дворцах, появилась статья Юмашева в «Московском комсомольце» с критикой Путина. На это Путин и его окружение начали отвечать очень жестко. Стало появляться множество ясных сигналов: отставка Миронова после того, как он заявил, что его партия не поддержит кандидатуру «Единой России», которая в свою очередь за день до этого заявила, что ее кандидатом вероятнее всего будет Путин, потому что он — лидер партии; появилась статья в «Ведомостях» о Юмашеве, заявлявшем, что у него нет капиталовложений, а в статье говорилось, что якобы он является одним из совладельцев «Москва-Сити»; отказ в регистрации ПАРНАСу; изгнание Глеба Павловского из Кремля.

Сейчас мы видим жуткую истерику медведевской команды. Если мы вспомним информационную атаку Немцова, который начал наскакивать на Путина, думая, что это он, Немцов, снял Лужкова, и попытался также снять Путина — он за это заплатил 15 сутками. И когда Немцова посадили, Анатолий Чубайс, возмущаясь этим, написал в своем блоге что-то вроде: «Мне-то казалось, что налажено взаимодействие общества и власти!». Речь у Чубайса шла о союзе части антипутинской оппозиции с медведевским окружением.

Проблема заключается в том, что сам Медведев не спешит выступать против Путина. То есть, партия Медведева есть, но самого Медведева в ней нет. Сейчас же наступило время путинского реванша. Совершенно очевидно, что Народный фронт и все прочее — это подготовка к триумфальному возвращению альфа-самца и национального лидера в Кремль.

И в этой ситуации предпринимаются отчаянные попытки медведевских сторонников как-то переломить ситуацию. Сюда можно включить и заявление Юргенса о том, что Навальный бы поддержал Медведева. Я думаю, что Навальный — совершеннолетний человек, и если бы он хотел поддержать Медведева, то он об этом так бы и сказал. Однако он в своем ЖЖ постоянно обращает внимание на то, что хотя Медведев и много говорит о борьбе с коррупцией, но фактически ничего не делает. Мы это наглядно видим: появляется письмо Мариэтты Чудаковой о либерализации, и тут же Платону Лебедеву отказывают в УДО, или обещают составляться черные списки нежелательных иностранцев в ответ на «список Магнитского».

Тогдашний член бюро партии «Яблоко» Евгения Диллендорф написала в ответ мне:

«Я бы в «медведевских» записала еще Парфенова. Я расцениваю его выступление о телевидении как поднятие флага (помните, тогда еще тема «Медведев или Путин»так лихорадочно не обсуждалась). Парфенов тогда сделал заявку на лидерство в команде, но ни команда, ни ее протеже не были готовы.

Кстати, собственно, и самый «прогноз» Юргенса, его трансляция и тиражирование СМИ — это остаточная активность медведевских».

Диллендорф оказалась совершенно права. Внезапное превращение журналиста-штрейкбрехера, в 2001 году оставшегося работать на захваченном в интересах Путина НТВ под руководством соратника Немцова и Чубайса Альфреда Коха, в оппозиционного витию и поборника свободы слова в ноябре 2010 года — не было единичной акцией. Уже в конце 2011 года на массовых митингах мы смогли убедиться в этом воочию.

Страшно далеки они от народа

Нельзя не сказать, что и после рокировки в сентябре, когда президент Медведев сам выдвинул Путина в президенты, придворные либералы продолжали винить во всем общество и оппозицию, не пожелавших вслед за Чудаковой и Орешкиным уговаривать Медведева остаться. 26 сентября, уже после того, как Медведев согласился стать премьером при Путине и возглавить список ЕР, Мариэтта Чудакова на сайте «Эха» писала:

«… хочется вступиться за президента… 15 июля я вместе с 17-ю единомышленниками в данном вопросе опубликовала «Обращение к гражданам России»… Смысл его был прост как репа: нельзя впустить в Кремль пожизненно Путина. А как? Способ один, другого при руинизированном состоянии российского гражданского общества не видать: надо, чтоб пришел Медведев… Самый близкий мне круг коллег — людей умных и честных — никак не реагировал».

Это глубочайшее неверие части «либералов» в российское общество, в необходимость демократической смены власти в результате конкуренции на выборах, а не дворцовых интриг и переворотов, поиск этими внутриэлитными группами выхода исключительно через нахождение «наименее худших» внутри действующей власти — одна из обширного комплекса причин фактической несменяемости власти в России, начиная с 1991 года.

В данном конкретном случае, эти свойства части элиты привели к очередному обману их ожиданий и послушному возвращению местоблюстителем Медведевым власти Путину. Информационные, финансовые и другие ресурсы были потрачены впустую и не туда.

Антипутинская часть элиты подошла к избирательному циклу 2011-2012 гг. далеко не подготовленной к серьезной борьбе, потому что надеялась решить вопрос о власти не на выборах, а внутри самого Кремля, не-демократическими механизмами.

Мы проследили в этой части своего исследования попытки внутриэлитных групп, окружавших президента Медведева, изменить в свою пользу политический ландшафт и, в частности, вернуться к ряду комфортных для них условий 1990-х годов. Мы увидели и то, как эти попытки были заблокированы силами, которых вполне устраивает расклад сил, сложившийся за время правления Путина. Целый ряд подковерных «бунтовщиков» был поочередно наказан, в т.ч. и отлучен от своих должностей.

Самой загадочной остается роль в этом процессе самого президента Медведева. Негласно поддерживал ли он попытки своих сторонников и лишь впоследствии был вынужден капитулировать? Или он с самого начала и не пытался вступить в конкуренцию с Путиным, а его группа поддержки действовала исключительно на свой страх и риск?

Ответить на этот вопрос однозначно нельзя — здесь используются лишь открытые источники информации. Поэтому предоставляю читателям самостоятельно искать ответ.