В фокусе

Как Кремлю удается лгать Западу о войне в Украине

3959

Российская пропаганда работает прицельно: каждый тезис рассчитан на определенную аудиторию. К примеру, когда россияне говорят, что украинская революция — результат геополитического противостояния и срежиссирована США, их целевая аудитория — европейские левые и частично американские левые, у которых мысль «за всем стоит Америка» может найти поддержку.

Опасность этого тезиса в том, что он подразумевает вычеркивание украинцев из общей картины. Если все, что происходит в Украине — лишь шахматная партия между Кремлем и парнями в галстуках из Пентагона, то кого волнует судьба украинцев? Пропаганды пытается заставить нас забыть о реальных людях, которые страдают из-за этой войны, которые голосуют активнее, чем продвинутые европейцы, которые сражаются, даже не имея армии. В картинке, нарисованной российской пропагандой, людям места нет. Именно так они пытаются заставить нас засомневаться.

Вторая идея, с которой начинали россияне, «все украинцы — фашисты», тоже имела своего адресата. Этот тезис метил в тех, кто боялся, что главной угрозой современного мира может стать неофашизм или антисемитизм. В течение нескольких месяцев нам постоянно повторяли, что наши враги — смесь фашистов с нацистами; некоторые до сих пор об этом говорят. К примеру, вице-премьер РФ Дмитрий Рогозин, партия которого была в свое время запрещена из-за расистских высказываний, по-прежнему называет украинцев «фашистско-нацистской хунтой». Но кто-то ведь научил его говорить именно так, и, если вице-премьер будет говорить это достаточно часто, некоторые люди могут и поверить ему.

Тимоти Снайдер

Тимоти Снайдер

Проблема в том, что это работает: возможно, им не удастся убедить вас, но такие заявления заставляют сомневаться. Создают картину мира, где нет однозначно «хорошего» и «плохого».

Россияне, по сути, позаимствовали свои методы подачи информации у нас, доведя их до абсурда. Есть телеканал Russia Today — по-моему, сейчас это второй в мире англоязычный вещатель. Как они подают новости? Приводят пять «экспертов», каждый из которых рассказывает свою версию событий — одна из них даже может быть правдивой. Но это не имеет значения: услышав пять разных версий подряд, в конце передачи вы, во-первых, понятия не имеете, что на самом деле произошло. Во-вторых, само событие сведено до бытового бессмысленной дискуссией, и в-третьих — вы потеряли еще одну крупицу веры в журналистику, которая могла еще у вас оставаться. И это делается намеренно.

Когда Russia Today или другой российский канал обсуждает, как был сбит малазийский Боинг – реальное событие, которое привело к гибели 298 людей, они сразу начинают предлагать бредовые теории — «это тот же самолет, который в марте исчез над Тихим океаном», или «самолет был изначально наполнен трупами, это все козни ЦРУ», или «на самом деле его сбили украинцы или даже американцы» или «украинские артиллеристы целились в самолет Путина». Если говорить об этом достаточно громко — знаете, кажется, я только что это сделал — вскоре вы придете домой и скажете: «Профессор Снайдер утверждает, что НЛО, пилотируемое ребенком Элвиса, сбило это самолет». Именно так и работает российская пропаганда. Выдается набор версий, и в итоге что-то, что действительно имеет значение — трагическая гибель детей — обесценивается. Кроме того, вы теряете веру в журналистику, а именно в этом и состоит их цель.

Цель российской пропаганды в том, чтобы показать, что такой вещи, как правда, не существует.

Есть простой тест, который позволяет определить, насколько вы подвержены воздействию пропаганды — тест на противоречие. Казалось бы, мы все умные люди, никогда не противоречим себе и замечаем, когда наш собеседник это делает.

Но российская пропаганда преспокойно использует взаимоисключающие заявления. Мы слышали от них, что украинского государства не существует и тут же — что украинское государство занимается репрессиями. Что украинской нации нет, и что все украинцы — националисты. Что украинского языка нет — и что русскоязычных в Донбассе заставляют говорить по-украински. И самое жуткое: сначала они говорят, что Россия сражается, чтобы спасти мир от фашизма, а потом — что фашизм — это не так уж плохо. А теперь вопрос: на скольких противоречиях вы их подловили?

К сожалению, противоречия в заявлениях РФ замечают очень немногие. И я хочу подытожить: мы сейчас находимся на этапе, когда решается сам вопрос существования Запада. Политика ниспровержения связей и ценностей — европейских, трансатлантических, ценностей гражданского общества – касается нас напрямую. Россияне финансируют негосударственные организации на Западе, затем раскрывают это — и мы перестаем верить в негосударственные организации в целом. Или они платят журналистам, чтобы те сказали, что работают на ЦРУ, и мы перестаем верить в журналистику. Все это касается не только Украины: российская пропаганда направлена и против нас.

Тимоти Снайдер — профессор Йельского университета, специалист по истории Восточной Европы
Новое Время