Имхо

Нерешенные задачи 90-х: частная собственность

2077

Дело «Башнефти», приведшее к домашнему аресту Владимира Евтушенкова, показывает нам: вопрос о законности и справедливости прошедшей приватизации крупной собственности никак не уходит в прошлое, оказывая сильнейшее влияние на деловой климат в России и национальную экономику.

В широких слоях общества понятие «бизнес», особенно — «крупный бизнес», по-прежнему носит, как правило, негативный оттенок и вызывает у многих ассоциации с криминалом и хищничеством.

Такой ореол предпринимательства как не слишком благовидного занятия вредит стране, мешая деловой активности граждан и сохраняя уровень доверия между людьми в коммерческих вопросах на крайне низком, далеком от цивилизованных стран уровне. Эту ситуацию рано или поздно необходимо исправить.

Высокий уровень общественного недоверия к бизнесменам и представление слишком многих граждан, что предприниматель в России не может быть в ладах с законом — делает бизнес беззащитным перед беспределом со стороны государства или отдельных чиновников и силовиков. Готовность в обществе защищать частную собственность крайне невелика, если речь не идет о своем личном имуществе. Так возникает возможность для гигантской коррупции, разлагающей государственный аппарат, в т.ч. суды и правоохранительные органы.

Да и самый крупный бизнес, выросший на приватизации 90-х, нельзя сказать, чтобы ощущал себя счастливым. Неоднократно олигархи проговариваются в интервью, что если государство потребует — они немедленно вернут ему свои предприятия. Ведь они чувствуют, что, по сути, являются назначенными богачами; что в любой момент их собственность может быть отобрана под ликующие восклицания общественности.

Что в этом плохого? А то, что временщики слишком редко вкладывают деньги в долгосрочное развитие своих предприятий и экономики страны. В том, что они оказываются заинтересованы в быстрой обналичке прибыли, а не в развитии. В том, что это постоянная причина для вывода капиталов из страны в безопасные места. В том, что это и приводит к безумным тратам на различные яхты, клубы и куршевели. Нет смысла копить, нет гарантии, что удастся передать собственность детям — экономика начинает жить одним днем.

И эта атмосфера «жизни одним днем» распространяется и на другие слои населения.

И еще такой бизнес-временщик никогда не будет поддерживать политическую конкуренцию, независимые СМИ, общественные организации. Пример Гусинского и Ходорковского научил олигархов, что без указания из Кремля ни рубля на развитие гражданского общества давать не надо. И это тоже чудовищно развращает власть, которая становится несменяемой.

Закон об иностранных агентах, унижающий общественные организации, имеет одно важное последствие: вдруг выяснилось, какое количество совершенно неполитических общественных фондов, благотворительных организаций, даже заповедников и т.д. живут за счет иностранных благотворителей — потому что в России в благотворительность общество почти не вкладывается. По той же самой причине. Надо торопиться съесть самому, сколько сможешь, пока не отобрали, и потом слинять из страны, не связывая с ней будущее свое и своей семьи.

В итоге проигрывают в современной России все группы общества, снизу доверху — за исключением небольшой кучки людей на самом верху, которые держат в руках силовые рычаги и извлекают выгоду из спорного статуса собственности.

Получается, что проблема реформ 90-х не только в их жесткости и несправедливости. Не только в том, что из-за них слова «демократия» и «либерализм» стали для некоторых граждан ругательствами. А в том, что ни одна либеральная или демократическая задача этими реформами по-настоящему не была решена.

Где устойчивая демократия? Где законная и уважаемая обществом частная собственность? Где конкурентная рыночная экономика? Где массовый слой частных собственников, приобретающий гражданское достоинство и политическую автономию от государства благодаря получению доходов, не связанных с госбюджетом?

Ничего этого нет. Под слова о Западе нас вели в третий мир. И привели: и теперь уже главные «завоевания» 90-х в виде переполненных продуктами магазинов и свободного выезда за рубеж оказываются под сомнением и общество пока не нашло сил в ответ ударить кулаком по столу и заставить президента пересмотреть свою ошибочную политику, наносящую ущерб жизненным интересам граждан.

Как изменить эту ситуацию?

Возможное решение состоит из двух частей.

Первый шаг хорошо известен — это Windfall Tax (в буквальном переводе с английского «налог на принесенное ветром»). Этот налог вводило правительство Тони Блэра в Великобритании в 1997 году для крупного бизнеса, который по не самым высоким ценам приватизировал в эпоху руководства страной Маргарет Тэтчер телекоммуникационные и газовые компании, водопроводы и электросети, аэропорты и железные дороги. Вскоре после приватизации новые владельцы получили существенные прибыли. Правительство обязало их выплатить с этих прибылей в британскую казну единовременный налог. Его общий размер составил около 5 миллиардов фунтов стерлингов (более 300 млрд рублей).

Подобная мера в России могла бы, не нанося губительного урона компаниям, существенно смягчить социальный климат в обществе и хотя бы частично изменить к лучшему отношение к капиталу.

Еще одна мера, на этот раз фундаментальная и долгосрочная — это кардинальное увеличение числа акционеров крупных компаний. Это возможно, если при передаче по наследству крупных предприятий, созданных в СССР и в дальнейшем приватизированных, например, на залоговых аукционах, применять дробление пакетов акций. Эта мера может сопровождаться различными условиями — например, преимущественным правом выкупа акций для работников (как бывших, так и нынешних) этих предприятий и членов их семей. Так капитализм станет народным, а не олигархическим. Примеры тому мы опять же видим на Западе: число акционеров крупнейших фирм исчисляется сотнями тысяч граждан.

На это нам возразят, что олигархи никогда не согласятся. Но это далеко не факт — например, Владимир Потанин заявил пару лет назад, что не будет передавать по наследству свои предприятия детям. Проблема скорее в руководстве страны, которое заинтересовано во враждебных отношениях бизнеса и большей части граждан. Режим держится на принципе «разделяй и властвуй»: бизнес пугают дубиной народного гнева, а народ — хищниками-олигархами. Сохранение нынешнего положения дел на руку правящему клану, но оно негативно сказывается экономике страны, качестве жизни и госуправления.

Можно обсуждать предлагаемые шаги и их конкретные составляющие, можно предлагать другие меры. Но создание цивилизованной, конкурентной рыночной экономики и частной собственности, которая признается и защищается обществом, повышение доверия в обществе и уважения к предпринимательской активности — все равно остаются важнейшими задачами для России в XXI веке, требующими не показухи и политического пиара, а ответственных, солидных, эффективных, разумных решений, которые обеспечат стабильность и развитие на будущие годы.