В фокусе

Проклятая Америка. В чем истинная причина антизападных настроений

4118

Как сообщил на днях «Левада-центр», антизападные настроения достигли в России исторического максимума. 42% наших граждан считают врагом России Соединенные Штаты, а 24% — и Европейский союз. Многие полагают, что это не мы дестабилизируем ситуацию на Украине, а Запад ведет против нашей страны настоящую войну. И даже президент Владимир Путин, пытаясь снизить накал страстей и говоря, что «никакой войны против России нет», тут же отмечает, что «есть попытка сдержать наше развитие». Иначе говоря, представление о США как о силе, угрожающей российскому экономическому и политическому ренессансу, выглядит чрезвычайно распространенным, а скорее даже доминирующим. На мой взгляд, оно примитивно и ошибочно.

Начнем с очевидного  с развития. Никто не отрицает, что в 2000-е годы Россия совершила огромный скачок вперед. Добыча нефти с 2000 по 2012 год выросла на 61%, производство легковых автомобилей  в 2,1 раза, число абонентов мобильной связи  более чем в 100 раз. И почему мы не вспоминаем, что рост добычи был во многом обусловлен новыми технологиями, которые принесли с собой BakerHughes и Schlumberger? И что в газовой отрасли, которая была более огосударствленной, чем нефтяная, рост составил за эти годы не 61, а всего 12%?

В 2008 году АвтоВАЗ произвел 537 тысяч автомобилей, тогда как заводы западных автоконцернов собрали в России более 1,4 млн машин. Это тоже можно отнести к усилиям врагов по предотвращению развития страны? А мобильная связь и интернет, которые приносят российским телекоммуникационным компаниям до $40 млрд выручки в год, но которые используют на сто процентов западное, причем передовое оборудование? Ведь враги (если бы они были у нас в Америке и Европе) наверняка должны были запретить его доступ в Россию. Но нет, они не только позволяли нам развиваться, но и всячески тому способствовали.

Более того: история второй половины ХХ века показывает, что США в наибольшей мере выступали движителем развития отнюдь не самых безопасных для себя стран. Чего стоит послевоенная реконструкция Германии или Японии? Американские инвестиции и американский спрос подняли из руин экономику Южной Кореи и Тайваня. И даже китайский выход из той бездны, в которую страну завел советский коммунистический эксперимент, начался с налаживания отношений между КНР и Соединенными Штатами в 1972 году. Можно, например, вспомнить и 1997–1998 годы: когда азиатские валюты рухнули в несколько раз по отношению к доллару, Америка не ввела ни одной протекционистской меры против своих конкурентов, хотя в отношении России в аналогичных условиях о таких мерах сейчас говорят в… братском Казахстане.

Америка, самая мощная держава в мире ХХ века, всегда следовала проверенной стратегии: чем больше в мире будет рыночных стран с богатым населением, тем больше будет спрос на ее товары и технологии, тем проще ей будет жить. Она никогда не сдерживала развития ни одной страны, которая не демонстрировала в отношении нее открытой агрессивности.

Чего может Запад хотеть от России? Отечественные ура-патриоты знают это со всей определенностью: наших нефти, газа, лесов, пресной воды, территорий  в общем, природных ресурсов. (Именно природных, так как интеллектуальные ресурсы текут за границу сами собой: в 2014 году из России уехало на ПМЖ более 300 тысяч человек, а в университетах и научных центрах США и Европы работают более 60 тысяч наших ученых.) Однако распространенная точка зрения разумна только в логике в лучшем случае 1950-х годов. Америке не нужна находящаяся в наших недрах нефть, добыча которой в той же Арктике будет обходиться вдвое дороже ее нынешней рыночной цены. Ей не нужен наш природный газ, которого она с 2009 года добывает больше, чем Россия. Контроль за территориями того климатического типа, который доминирует в Сибири и на Дальнем Востоке, сегодня обходится в намного большую сумму, чем возможные прибыли от их использования. Западу гораздо проще в возрастающих объемах покупать полезные ископаемые за относительно легко эмитируемые им валюты, чем посылать солдат на завоевание ресурсно богатых регионов. Собственно, этот факт, который мы упорно не хотим замечать по сей день, положил конец колониализму еще 60 лет тому назад.

Российские территории  это наше собственное проклятие, и они никому не нужны. В крупных развитых странах (США, Канаде, Германии, Франции и Австралии) за последние 100 лет протяженность сети железных дорог уменьшилась на 203 тысячи км, или на 34,8%,  так как сегодня проще подвезти нужный товар к правильному побережью, чем возить его через континенты.

Завоевывать Сибирь или Урал  более чем сомнительное предприятие в эпоху современной океанической экономики, когда 68% глобального ВВП создается на территориях, удаленных от морской береговой линии менее чем на 100 миль. Ни при каких условиях не будут виртуальные оккупанты захватывать Транссиб, по которому перевозится менее 1% грузов от объема, проходящего через Суэцкий канал, но который требует бешеных денег на свое поддержание в мало-мальски функционирующем состоянии: лучше позволить России разориться на модернизации этой магистрали.

Геополитически любой подрыв позиций России  особенно в Азии  для США является подыгрыванием Китаю, а его в Вашингтоне действительно начинают опасаться. Игра в дешевую нефть ради «сдерживания нашего развития»  тоже небезопасная вещь: если кто и выиграет от такого тренда, то опять-таки тот же индустриальный Китай. Да и зачем Америке сдерживать развитие страны, на которую в этом году придется не более 1% мирового валового продукта, исчисленного с учетом рыночного курса валют?

Хотят ли США подчинить Европу и дирижировать ею против России? Эта версия, на мой взгляд, также не находит подтверждения. Если стало так уж модно говорить про холодную войну, позволю себе напомнить, что в начале 1980-х годов США держали в Европе 7400 ядерных боеголовок, 9000 танков и почти 350 тысяч военнослужащих. Сегодня ядерный потенциал сокращен более чем на 90%, в 2013 году были выведены последние танковые подразделения, а военный персонал составляет менее 30 тысяч человек. Соединенные Штаты мало что могут диктовать Европе: они проигрывают ей экономически: торговый баланс США с Европейским союзом в 2013 году был отрицателен на $65 млрд; европейцы держат на $1,6 трлн финансовых обязательств правительства США, а не наоборот; европейские антимонопольные органы блокировали и блокируют многие сделки между американскими компаниями  как, например, между General Electric и Honeywell в 2001 году. И никто в Вашингтоне не смог тогда «скрутить Европу в бараний рог».

Сочиняя сказки о том, что Америка диктует Европе ее позицию в отношении России, кремлевским пропагандистам надо быть более последовательными  хотя бы потому, что они одновременно увлечены рассказами о «слабости» и «геополитической никчемности» Европы. Но если бы США имели право диктата, то европейцы были более военизированными, как в годы холодной войны, когда такое менторство со стороны Америки действительно имело место. Но сейчас европейцы вовсе не воинственны  в том же случае с Украиной они наиболее последовательно выступают против поставок вооружений Киеву. Как увязываются между собой оба этих подхода? Боюсь, никак.

Резкое нарастание ненависти к Америке или Западу в целом  это прежде всего поиск врага, на которого можно переложить ответственность за собственные трудности. Сегодня это особенно нужно Кремлю. В 1998 году можно было списать проблемы на «проклятые 1990-е»; в 2008-м  на мировой кризис, пришедший из той же Америки. В конце 1990-х годов американцы бомбардировали Сербию, в середине 2000-х они же воевали в Афганистане и Ираке. Сегодня все иначе. США фактически прекратили свои масштабные военные операции за рубежом, зато в такие приключения ввязалась Россия. При этом с 2012 года наша экономика даже при успешном развитии мировой показывала устойчивое замедление, пока не свалилась в рецессию. Кто мешал нам «развиваться» в 2010–2013 годах, когда на протяжении четырех лет Россия получила $1,4 трлн нефтегазовых доходов? Уж точно не Америка  ведь если бы Федеральный резерв не проводил пресловутую политику «количественного смягчения», долларов не было бы в таком избытке и нефть не была такой дорогой. Мы сами тормозили собственный экономический рост, ужесточая условия ведения бизнеса и повышая налоги на предпринимателей ради удовлетворения алчности вороватых бюрократов и силовиков. Что мешало нам проводить ответственную экономическую политику? Все, что угодно, но только не Вашингтон или его эмиссары…

В такой ситуации мы становимся слишком похожими на те страны, которым постоянно кто-то мешает развиваться. В Зимбабве белые фермеры, пережитки колониализма и иностранные империалисты так мешали развитию, что без их вмешательства инфляция развилась до 231 миллиона процентов в год в 2008 году. В Северной Корее опасения вторжения со стороны США заставляют население жить впроголодь, несмотря на то что по ту сторону 38-й параллели давно сложилось благополучное и успешное общество. Еще есть Венесуэла, где именно борьба с вездесущей Америкой привела к тотальному дефициту всего и вся, несмотря на то что страна сидит на самых больших в мире запасах нефти. И если действительно большинство россиян искренне полагают, что Запад мешает нам развиваться, это говорит только об одном: мы перестали обращать внимание на факты и полностью доверились разнузданной пропаганде.

Это, без всякого сомнения, является огромным достижением власти, которая стремилась и стремится к максимальной управляемости страной. Но выступает ли это залогом ее развития в будущем  вот в этом я как раз совсем не уверен.

Владислав Иноземцев, руководитель Центра исследований постиндустриального общества
Источник: GlavPost.com, оригинал записи: Slon