В фокусе

Что делать с российской экономикой

4457

Российская экономика сталкивается с массой проблем самого разного характера и масштаба. Но чем больше о них говорят, тем более очевидной становится необходимость выявить их иерархию, вычленить главные из них и, соответственно, определить приоритетные задачи для государства.

В качестве препятствий для роста и развития экономики называются ее бюрократическая зарегулированность, налоговый пресс, недоступность или дороговизна заемных средств для инвестиционных целей, отсутствие адекватного учета специфических потребностей малого и среднего бизнеса, недостаточная обеспеченность производственной, транспортной и прочей инфраструктурой, и еще многое другое.

Обсуждение этих проблем и констатация необходимости их решения продолжается как минимум на протяжении двух последних десятилетий. При этом в последнее время оно происходит на фоне устойчивого снижения темпов роста, эффективности и конкурентоспособности производства, инвестиционной активности в ключевых сферах российской экономики и при отсутствии технологических и инновационных заделов на будущее. Очевидно, что дальнейшие дискуссии на эту тему — и во властных структурах, и в экспертном сообществе — сами по себе не смогут переломить эту ситуацию и положить конец негативным тенденциям. Не потому, что эти проблемы не актуальны, а потому, что их решение в конечном счете упирается в один и тот же вопрос: кто будет проводить необходимые преобразования и какова должна быть мотивация для их осуществления.

Решение этих проблем лежит в политической плоскости. А именно: без смены власти, без смены людей, возглавляющих и направляющих работу ключевых институтов, определяющих деловой климат в стране, ничего не изменится ни в экономике, ни в среде, в которой она функционирует. Никакие документы, «дорожные карты» и программы, никакие реорганизации правительства или других административных структур не приведут к практическим изменениям, пока не сменятся люди, принимающие решения и отвечающие за их исполнение.

Добыча нефти 

Главным образом, это связано с тем, что сегодня экономика рассматривается российской властью как вещь вторичная, не являющаяся ни целью государственной политики, ни ее главным объектом. Основная задача этой политики — обеспечение безопасности власти и удовлетворение ее глобальных амбиций. Все остальное — либо несущественно, либо подчинено решению этих главных задач. При этом, естественно, интересы и желания власти отождествляются ею с интересами страны и ее государственности. Однако это не должно никого обманывать — именно личные, индивидуальные представления и задачи носителей власти являются здесь первичными, а население страны в рамках этой картины мира не может и не должно иметь интересов и целей, отличных от властных, тем более — противоречащих им.

В этой системе координат экономика важна лишь постольку, поскольку она обеспечивает ресурсы и продукты, необходимые для содержания силовых структур и аппарата политического контроля за населением, а также для реализации тех внешних целей, которые власть считает важными для поддержания своей роли и престижа. С этой задачей сегодняшняя экономическая система в России справляется, и существенным образом менять, а тем более ломать ее у существующей власти нет ни желания, ни необходимости.

Теоретически заставить нынешнюю власть начать болезненный и рискованный процесс перестройки экономической жизни в стране может глубокий кризис существующей системы, при котором экономика окажется неспособной выполнять названные выше жизненно важные для власти функции. Однако ждать этого момента, во-первых, долго, а во-вторых, рискованно для страны — к тому моменту, когда авторитарная власть наконец осознает, что у нее нет другого пути, кроме модернизационных реформ, государственность в России может ослабнуть настолько, что просто не выдержит давления будущих внешних и внутренних вызовов.

Именно поэтому необходимо начать формирование в обществе запроса на политические и экономические реформы — запроса, способного стать орудием постоянного и эффективного воздействия на власть и ее политику. Первым требованием, которое должно быть предъявлено власти, является определение интересов развития экономики как главной задачи и цели государственной политики. Не экономика должна обслуживать реализацию узких задач властных структур, а, наоборот, сами эти структуры должны выстраивать свои действия в соответствии с интересами экономики, ее устойчивого долгосрочного роста. Экономическое развитие как самостоятельная ценность должно стать основой политики власти.

Ключ к решению нынешних экономических проблем лежит в политической сфере — через демократизацию государства и подчинение его интересам и потребностям активных и ответственных граждан — главных субъектов экономической и политической жизни страны.

Интересы развития экономики, в отличие от отдельных людей и групп, объективны и понятны. Если речь идет о современной рыночной экономике, то ей необходимы простые и понятные правила игры; уверенность в их неизменности или предсказуемости; наличие эффективной правоохранительной системы, обеспечивающей скорый и справедливый суд и безусловное исполнение его решений. Необходима система защиты от произвола и злоупотреблений властью, для чего требуется разделение властей и политическая конкуренция, обеспечивающая прозрачность решений и взаимные сдержки. Необходимы нормально работающие экономические институты — кредитно-денежная и банковская системы, корпоративное и антимонопольное регулирование, адекватное состоянию экономики налоговое администрирование и т.д. Наконец, необходима достаточная степень доверия к государству и его органам, вытекающая из практического опыта взаимодействия с ними.

Чтобы оценить, в каком состоянии находятся эти важнейшие условия для развития рыночной экономики, достаточно обратиться к реальности. Если экономического роста нет и не было все последние годы, если капитал, а вместе с ним и люди продолжают покидать страну в огромных количествах — это означает, что с названными базовыми условиями дело обстоит крайне плохо. Те же, кто практически занимается хозяйственной деятельностью, не нуждаются в знакомстве со статистикой, чтобы подтвердить этот диагноз, — не ощущают его лично и непосредственно.

Изменить существующие условия — задача сложная, но вполне подъемная. При наличии политической воли заметных результатов можно добиться за несколько лет. Причем для их достижения не нужно ни учреждения новых групп и советов, ни длительных дискуссий и споров экспертов, ни разработки многотомных программ. Достаточно начать двигаться в нужном направлении — и активная часть общества это почувствует и продемонстрирует позитивный отклик.

Первые шаги, которые необходимы для движения по правильному пути и которые будут замечены и оценены деловым сообществом, достаточно просты и понятны:

    1. Государство берет на себя обязательство не искать экзотических путей стимулирования хозяйственной деятельности типа мобилизационной экономики или достижения полной самодостаточности, а следовать общепринятым нормам государственной экономической политики в рыночной экономике.

    2. Государство берет на себя обязательство не оспаривать основания для приобретения прав собственности на крупные активы их нынешними владельцами, за исключением случаев наличия тяжких уголовных преступлений против личности.

    3. Государство берет на себя обязательство не увеличивать степень концентрации в своих руках активов в основных секторах экономики и не противодействовать частной деловой активности в любых отраслях, включая отрасли, имеющие статус стратегических.

    4. Государство обязуется не создавать никаких дополнительных препятствий и ограничений для иностранного капитала и инвестиций помимо уже имеющихся.

    5. Государство не будет вводить ограничения на трансграничное движение средств и ресурсов, включая средства валютного контроля, за исключением временных ограничений в случае резких и неожиданных нарушений баланса движения капитала или противодействия трансграничным операциям со средствами, полученными криминальным путем.

    6. Государство обязуется согласовывать любые решения, резко меняющие условия хозяйственной деятельности в частном секторе, с существующими ассоциациями деловых кругов и уполномоченными экспертными центрами.

    7. Государство обязуется вести свою информационную политику таким образом, чтобы не наносить ущерба зарубежной активности российского бизнеса, и соглашается поставить ее под общественный контроль.

    8. Государство обязуется разработать и внедрить систему личной ответственности должностных лиц за неправомерные действия, нанесшие ущерб тому или иному предприятию или компании.

По сути, это минимальный набор мер и обязательств, который позволит сдвинуть ситуацию с мертвой точки и обозначить начало движения в желаемом направлении.

В области кредитно-денежной и фискальной политики необходимо соблюдать принципы преемственности и предсказуемости, поддержания основных макроэкономических балансов и разумной достаточности при осуществлении политики стимулирования хозяйственной активности.

Одновременно нужно постепенно выйти из двусмысленной ситуации, в которой оказалась страна, чуть ли не официально готовящаяся к войне с теми экономиками, от взаимодействия с которыми реально зависит благополучие страны. Не интриговать с целью снятия формальных санкций, а реально снизить градус конфронтационности российского внешнеполитического курса. Не возгонять эмоции вокруг чужих ошибок и недружественных действий, не ждать покаяний и извинений, а договариваться о согласованных параллельных шагах по снижению напряженности и восстановлению минимального доверия. Вывести за скобки сегодняшней повестки дня наиболее острые противоречия, отложив их разрешение до более подходящих времен, и начать искать пути урегулирования конфликтов, для которых могут быть найдены адекватные решения.

Дальше, а точнее — параллельно с вышеперечисленным должны последовать и более фундаментальные перемены. Страна и экономически, и политически должна встать на магистральный путь исторического прогресса, который предполагает движение страны по демократическому пути — пути ограничения произвола исполнительной власти посредством разделения ветвей власти; максимально возможного и обоснованного контроля снизу через институты правового гражданского общества; вовлечения в процесс принятия решений максимального числа компетентных и ответственных специалистов.

Завод «Зил»

Завод «Зил»

Как никогда ранее, мы стоим перед необходимостью совершить в ближайшие годы крутой исторический разворот. Необходимость связана с тем, что в последние годы страна получила сильный импульс к перемене вектора движения  от современного государства с широким набором функций, целей и обеспечивающих институтов, к общественно-государственному устройству, характерному для империй двадцатого и девятнадцатого веков, когда государство существовало главным образом для обеспечения власти и благосостояния небольшой группы людей и демонстрации их возможностей окружающему миру.

Эта перемена вектора затронула все сферы жизни  политику, экономику, идеологию, взаимоотношения с внешним миром. В каждой из этих сфер набирают силу процессы, ведущие страну в прошлое, а именно:

– к абсолютистскому самодержавному государству, то есть к власти, не связанной какими-либо сдержками и противовесами и опирающейся на внешне подконтрольную и лояльную ей государственную бюрократию;

– к «державной» идеологии, предполагающей подчинение интересов любой отдельной личности задаче роста и возвышения державного государства;

– к отрицанию гражданского общества в пользу патерналистской общественной модели, где горизонтальное взаимодействие граждан подавляется, а единственным регулятором отношений и источником благ является вертикально построенное государство;

– к перманентному противостоянию внешнему миру, который, за исключением периодически меняющихся ситуативных союзников, выступает в качестве враждебной силы  соперника, противника, источника проблем и угроз;

– к экономике, которая является откровенно вторичной по отношению к приоритетным задачам государства и власти и предназначена для подкрепления политических рычагов самоутверждения государства.

Подобный взгляд на государство и экономику не является чем-то уникальным или особым для России  двести лет назад большинство государств в той или иной степени руководствовались этими положениями в своей практической деятельности. Во второй половине двадцатого века ситуация, однако, начала медленно меняться — в развитой части мира внутренние функции государства начали сдвигаться в сторону:

– признания первичной роли гражданина как главного субъекта государства;

– обслуживанию его потребностей в организации стабильной и упорядоченной жизни, признания за ним естественного (а не даруемого свыше) права на индивидуальные права и свободы; на защиту этих прав законом и государством;

– создания благоприятных условий для экономической, в том числе предпринимательской активности и подъема на этой основе среднего уровня жизни;

– пересмотра взгляда на внешний мир, который постепенно переставал быть противником в борьбе за ограниченные властные и материальные ресурсы и превращался в потенциальный источник ресурсов и условий для экономического роста.

Естественно, мы были свидетелями лишь первого, начального этапа этого исторического сдвига. Рецидивы и элементы старого порядка и старых представлений о государстве были и остаются обычным явлением. Власти регулярно пытаются поставить себя над контролирующими институтами, подчинить гражданина задачам и целям, формулируемым правящей группой. Несмотря на провозглашенный примат права, им часто прикрывались попытки отделить государство от общества, использовать его для реализации узких частных интересов. Продолжали случаться войны за контроль и сферы влияния; насильственные смены власти, в том числе при помощи внешнего вмешательства или давления.

И все-таки общий вектор изменений, особенно в развитой части мира, был направлен на обуздание, ограничение репрессивной и агрессивной природы государства, на примат экономики и условий для ее развития над политическим самоутверждением элит.

Да, начало нынешнего столетия было не самым удачным периодом в этой истории. Кризис некоторых традиционных форм экономической деятельности привел к тому, что глобализация, лежащая в основе этого процесса, столкнулась с очень серьезными трудностями и ограничениями. Силы национализма, экономического и культурного изоляционизма на ряде участков перешли в контрнаступление, подвергая жесткой критике мировоззренческие основы нового государства и требуя ограничения личных и гражданских свобод не только на периферии, но и в самом сердце современного капитализма. Вместе с тем не они определяют главный вектор развития, который по-прежнему заключается в экономической и политической глобализации и интернационализации хозяйственной жизни, в утверждении на уровне национальных экономик и государств практики поощрения цивилизованной конкуренции; в примате интересов экономического развития на базе частной инициативы и свободы перемещения факторов производства.

В этом формирующемся новом мире нет места всеобщему равенству и абстрактно понимаемой справедливости. Место каждой страны и ее экономики в глобальной системе определяется конкуренцией, не всегда чистой и не всегда равной. Имеют значение и исходные позиции, и историческое наследие, и умение лавировать в море различных, часто противоречащих друг другу интересов. Но настойчивость усилий, управленческие способности и, в немалой степени, интеллект и прозорливость тех, кто участвует в конкуренции, дают каждому шанс улучшить свое положение, а в перспективе — и отвоевать себе место среди наиболее преуспевающих стран и экономик; стать одним из лидеров, определяющих направления развития и устанавливающих его правила.

Русские лапти

Русские лапти

Наша же страна, разочаровавшись в результатах своих недавних усилий, решила отгородиться от этого процесса и повернуть назад, в прошлое. Отказаться от конкуренции за глобальные рынки, от участия в транснациональном бизнесе, от попытки втиснуться в плотные ряды лидеров современной экономики, что единственно дает шанс на долгосрочное развитие и процветание. Обратиться к узко понимаемому понятию суверенитета, заплатив за это отказом от перспектив обретения настоящего, а не по деревенским меркам, благосостояния, богатства и сопутствующего ему глобального влияния. По сути, заняла позицию страны, не верящей в свой потенциал, в силу и энергию своего народа, в способности и талант своей собственной элиты.

А в качестве красивого обоснования обратилась к бесконечным разговорам о духовном богатстве и «традиционных ценностях», которые должны послужить россиянам компенсацией за превращение страны в мировое захолустье.

Исходя из этого странного, если не сказать больше, выбора руководство страны нанесло прямой ущерб экономике, взяв курс на самодостаточность и сворачивание традиционных связей с Европой, на отказ от кооперации с транснациональным бизнесом, на принудительное снижение возможностей российского бизнеса вести активные операции в развитых странах Запада.

С этим выбором можно было бы смириться, если бы он отражал действительно широкое и массовое убеждение в этом активной части российского населения. Если бы всех, кто управляет в нашей стране колоссальными активами, кто может использовать для нужд экономики действительно завидный природный и интеллектуальный потенциал страны, вдруг поразил вирус апатии и неверия в свои силы, комплекс собственной неполноценности.

Но на самом деле выбор сделан очень узкой группой людей, которые имеют крайне слабое представление не только о современном мире, но и о своей собственной стране. Это они испугались конкуренции, это их охватила паника при угрозе лишиться «насиженных» теплых местечек. Более того, живя в угрюмом и пугающем мире собственных страхов и мрачных фантазий, они пытаются сделать выбор за всю страну и от ее лица — выбор, который, в конечном счете, лишит ее достойного будущего. Ибо все разговоры о стратегическом курсе на самодостаточность и отказ от взаимоотношений с развитым миром на его условиях и по его правилам в итоге обернутся отсталостью и бедностью в сочетании с бесправием и произволом со стороны «своих» начальников и бандитов.

Главным элементом экономической программы действий должно быть принятие ясного и недвусмысленного политического решения в пользу экономического развития и роста как приоритетной цели государственной, а не только экономической политики. 

Необходимо как можно скорее, минимизируя уже нанесенный политическими провалами ущерб, развернуть негативный тренд, избавиться от иллюзии собственной исключительности и самодостаточности и начать завоевывать себе место под солнцем, утверждаясь в подходящих и выгодных для себя нишах роста и развития мировой экономики.

Поэтому первым и главным элементом экономической программы действий должно быть принятие ясного и недвусмысленного политического решения в пользу экономического развития и роста как приоритетной цели государственной, а не только экономической политики.

Такая цель должна подразумевать не статистический рост ВВП на несколько процентных пунктов, задачу которого формулируют правительственные экономисты, не производство большего количества навязываемых государством услуг и товаров, которые за пределами страны никому не нужны, и не просто рост доходов от экспорта нефти и газа, потребление которых в мире перестанет расти уже в ближайшие двадцать лет, а качественное развитие экономики на современной рыночной, институциональной и технологической основе в качестве составной части мирового хозяйства, а не изолированного анклава.

Если говорить предельно упрощенно, речь идет о реальном развитии экономики, которая бы занимала прочные ниши на наиболее перспективных глобальных рынках. Это не означает, что мы завтра сможем войти в число мировых экономических лидеров, но это откроет нам историческую перспективу и мотив для упорных и настойчивых усилий как бизнеса, так и государства.

Для этого, в свою очередь, необходимо, чтобы отечественный бизнес имел возможность полноценно участвовать в транснациональных производственных, технологических и сбытовых цепочках; а главное — использовать это участие для получения новых ресурсов для роста и развития — ресурсов финансовых, технологических и организационных. Никакого другого способа обеспечить долгосрочное устойчивое развитие, а главное — улучшить свои позиции в глобальной экономике нет и уже не будет.

Помимо всего прочего, это означает, что в ближайшие десять лет нам необходимо построить в буквальном смысле этого слова новую экономику.

Последствия уже принятых губительных для экономики решений пока не являются необратимыми. При наличии политической воли набирающие силу процессы можно затормозить, остановить, а по прошествии определенного времени — и обратить вспять. Все, что для этого нужно — принять соответствующие решения, подкрепить их политической волей руководства и, главное, придать им необратимый характер путем консолидации активной и конструктивной части нашего политического и делового класса вокруг идеи поступательного развития страны в контексте мирового хозяйства и экономической глобализации.

Главное же, что препятствует развороту, о котором мы ведем речь — отсутствие политической воли и смелости со стороны от тех, кто по своему положению и влиянию способен повернуть общество в желаемом направлении. Когда и если они будут проявлены, разворот произойдет очень быстро и, может быть, неожиданно для тех, кто сегодня считает его невозможным.

Однако обойтись без выражения такой политической воли сегодня — невозможно. Без ясного и недвусмысленного определения стратегической задачи — возвращения страны в мировое хозяйство и упорной борьбы за лучшее место в нем — любые планы реформ и улучшений обречены на бесплодность. Даже самое разумное маневрирование рычагами экономической политики, включая фискальную, монетарную и проч., не изменит исторической судьбы страны, которая по политическим мотивам выбирает себе место на периферии мирового хозяйства.

Можно сколько угодно понижать стоимость денег, но это не гарантирует ни снижения рисков, ни появления возможностей для эффективных долгосрочных инвестиций, ни даже просто ответственного поведения заемщиков.

Можно внедрять различные налоговые стимулы и льготы, или заботиться о стабильности налоговых режимов, но они не компенсируют ни отсутствие привлекательных объектов для инвестирования, ни неразвитость материальной и институциональной инфраструктуры, ни высокие политические риски.

Можно снижать расходы и поддерживать сбалансированное состояние государственных финансов, но при отсутствии частных инвестиций не будет ни возможностей стимулировать здоровый рост экономики, ни обеспечить долгосрочный рост налоговых и прочих поступлений в бюджеты.

Можно, наконец, сколько угодно строить планы промышленной политики, но если и без того крайне ограниченные средства на государственные программы инвестиций уходят на производство вооружений и поддержку экстерриториальных анклавов с неопределенным международным статусом, то эффективность такой политики стремится к нулю.

По сути, как уже было сказано, ключ к решению нынешних экономических проблем лежит в политической сфере — через демократизацию государства и подчинение его интересам и потребностям активных и ответственных граждан — главных субъектов экономической и политической жизни страны.

Владимир Путин

Это же определит и магистральный путь хозяйственного развития — формирование экономики, базирующейся на свободной инициативе и максимальном использовании возможностей глобализирующегося мира. Экономики, в которой деловая и общественная активность будет ограничена только разумными законами, общественной моралью и гражданской солидарностью, а не надуманными запретами и чиновничьим произволом. Экономики, интегрированной в глобальные производственные, технологические и сбытовые цепочки и имеющей в силу этого возможность получать новые финансовые, технологические и организационные ресурсы для своего роста и развития.

Ключевая задача сегодня — создать общественное давление и необходимую политическую атмосферу для начала этого процесса.