Имхо

500 слов о брексите

163

Весьма полезное различие между «идеологами» (теми, кто ставит идеи, каковы бы ни были их мотивы, выше людей) и «прагматиками» (теми, кто ставит нужды людей выше идей), кажется, сегодня нигде не актуально так, как в Британии. Великобритания оказалась идеальной средой для идеологов, чья главная идея — «брексит» — отражает и усугубляет глубинные проблемы страны: чувство британской исключительности, проистекающее из имперского прошлого, англоориентированный «унионизм», враждебный «кельтской окраине», и английская традиционная классовая враждебность к социальному равенству и современному демократическому правлению.

«Брексит» — это отсталая, агрессивная английская националистическая идеология, иррациональность и безответственность которой порождают нетерпимость, расизм и ксенофобию. Она демонизирует Евросоюз и его граждан как враждебного «чужого», виновного в британских недугах, и уничтожает более чем 40-летнее социальное, экономическое и политическое сотрудничество с ЕЭС/ЕС. Постыдно, что в Англии эти идеи, даже если они ущемляют права и свободы граждан Великобритании, пользуются необычайным успехом у значительного меньшинства. Опираясь на нарушения в ходе выборов, манипуляции в Интернете, правые печатные СМИ и запуганную Би-би-си, это меньшинство успешно отравило политические дебаты, опираясь на общественное невежество, политические разочарования и экономическое недовольство.

«Брексит» также показал слабость гражданского общества Великобритании. Хотя гражданское общество – естественная среда обитания прагматиков, сосредоточенных на реальных переменах во благо людей, политика в Великобритании была захвачена идеологами. Голоса гражданского общества были заглушены. Обе основные политические партии, укоренившиеся в недемократической системе относительного большинства, по-разному доказали свою институциональную устойчивость и сопротивляемость влиянию гражданского общества. Несмотря на то что на последних выборах большинство избирателей поддержало кандидатов, придерживающихся прагматических взглядов (либо второй референдум, либо полный отказ от «брексита»), нынешняя система обеспечила для «брексита» парламентское большинство.

Декабрьские выборы 2019 года разрушили иллюзорные надежды на то, что на этом этапе возобладает здравый смысл. С 31 января 2020 года конфликты вокруг «брексита» перемещаются в новую плоскость. Даже в переходный период неизбежное столкновение с реальностью обнажит ослабленное политическое и экономическое будущее страны за пределами ЕС, раздираемой борьбой за независимость Шотландии и воссоединение Ирландии. Это укрепит аргументацию против «брексита» и, вероятно, еще больше сдвинет его сторонников в правый политический спектр.

Растущая дистанция между идеологами «брексита» и общественностью предоставит возможность прагматикам выстроить новый консенсус для воссоединения с ЕС не только в Великобритании (или в государствах, которые придут ей на смену), но и в части давно назревшей реформы политической системы страны и сокращения глубоко укоренившегося социального и экономического неравенства.

Даный консенсус может появиться и развиться только в гражданском обществе с его прагматизмом, опытом и способностью к социальной солидарности. И суть этого консенсуса должна заключаться в новом виде политики, в которой гражданское общество претендует на свое законное место. Пока чудовищная мечта «брексита» умирает, появляется новая надежда. Ее альтернатива — десятилетия развития порочного круга саморазрушительного обнищания и конфликта в Великобритании.