В фокусе

Парламентские выборы в Великобритании: все, что о них необходимо знать

1208

12 декабря в Великобритании состоятся вторые подряд внеочередные парламентские выборы. Страна буквально разделена на два лагеря, ведь основной дилеммой является вопрос выхода из ЕС – британцы мечутся между желанием уйти и необходимостью остаться. Никита Ляховецкий попытался разобраться в перипетиях этих во многом судьбоносных для Туманного Альбиона и всей Европы выборах в парламент.

Премьер-министр Великобритании Борис Джонсон уже предпринимал несколько попыток избавиться от надоедливого парламента, который мешал ему провести соглашение с Брюсселем об условиях выхода страны из Евросоюза. Осенью он попросил королеву приостановить полномочия парламента, и хотя формальное решение было за Её Величеством, монарх по традиции автоматически исполняет просьбу премьер-министра. Джонсон ввёл Елизавету II в заблуждение относительно истинной причины приостановления работы парламента, утверждая, что перерыв не связан с конфликтом вокруг выхода из ЕС (если бы работа парламента остановлась, это оставило бы совсем немного времени до 31 октября, когда страна должна была покинуть Союз). Однако Верховный суд Великобритании признал решение Джонсона ничтожным и парламент вернулся к работе. 

Британцы крутятся в водовороте Брекзита почти четыре года, договориться с парламентом руководству страны не удается, затянувшийся кризис ударяет по основным партиям, все более меняя привычную расстановку политических сих. 24 июля Тереза Мэй наконец покинула пост премьер-министра Великобритании и лидера Консервативной партии. После разгромной муниципальной кампании, в результате которой партия потеряла 2 тысячи мандатов, и многочисленных тщетных попыток провести соглашение по выходу из ЕС через Палату общин, каждое из которых провалилось с треском, уход Мэй был единственным выходом, при которым партия могла бы сохранить лицо и статус ведущей политической силы Британии. И возможно всё бы закончилось для консерваторов хорошо, если бы на смену Мэй не пришёл известный своими скандальными выходками и еще более ярым желанием выйти из Единой Европы бывший мэр Лондона Борис Джонсон, который выиграл внутрипартийные выборы у министра иностранных дел Джереми Ханта.

В рамках личной борьбы с внутрипартийной оппозицией Джонсон лишил 21 члена парламента, выступавшего против возможности выхода из ЕС без соглашения (так называемого no deal Brexit), права заседать вместе с консервативной фракцией. Среди них был Сэр Николас Соамс – внук Уинстона Черчилля. Вскоре 10 из них были восстановлены во фракции. Однако часть изгнанных депутатов приняла решение навсегда завязать с консерваторами – двое из них вступили в Либерально-демократическую партию. Такое же решение принял и другой член парламента Филлип Ли. Ещё двое бывших консерваторов перешли к либералам уже из независимого блока Change UK, который сформировался из лейбористских и консервативных членов парламента действующего созыва, которых не устроила позиция обеих партий по вопросу выхода из ЕС. Либерал-демократы за этот созыв увеличили свою фракцию сразу на 9 человек. Консерваторы же потеряли 31 члена, лейбористы – 21.

Сложившееся парламентское большинство консерваторов в союзе с североирландскими националистами из DUP исчезло, парламент оказался в состоянии дедлока – ни у одной из сторон нет достаточного большинства, чтобы провести какое-либо решение, в связи с чем парламент и проголосовал за назначение новых выборов, которые состоятся 12 декабря.

Выборы в Великобритании проходят по мажоритарной системе, вся страна поделена на 650 округов, в каждом из которых проживает около 70 тысяч избирателей. Именно делением на округа обусловлено наличие региональных партий, которые в парламенте выступают в интересах своего региона – Шотландии, Уэльса и Северной Ирландии. Основных сил на этих выборах три – уже сейчас сформированы и объявлены коалиции, которые действуют на национальном уровне.

Премьер-министр не появился на дебатах, посвящённых экологическим проблемам. Ведущие подошли к ситуации с юмором и установили на месте Джонсона большую ледяную скульптуру, которая показывала зрителям, что отказ от обсуждения экологических проблем ведёт к их усугублению.

Первой силой является союз консерваторов и партии Брекзита, создателем которой является архитектор этого политического кризиса Найджел Фараж. Партия Брекзита в одностороннем порядке заявила о том, что не будет выставлять кандидатов в округах, которые сейчас имеют консервативного представителя в парламенте. Союз, за который так ратовал президент США Дональд Трамп, воплощается в жизнь, хотя и не без скандала. СМИ пишут, что Фаражу предложили пэрство и место в Палате лордов, что очень похоже на взятку. Фараж и Джонсон – давние политические соратники, оба были во главе кампании за выход из ЕС во время референдума 2016 года и оба являются открытыми евроскептиками и правыми популистами. Несмотря на первое место партии Брекзита на выборах в Европарламент летом этого года, сложно прогнозировать, какой эффект эта поддержка окажет на результат теряющих популярность консерваторов. Партии Фаража традиционно показывают высокий результат на выборах в Европарламент, но на внутренних выборах значительно уступают другим партиям, так как нацеливают основной фокус на выходе из ЕС, уделяя мало внимания внутренним проблемам. UKIP также занимал первое место в 2014 году, однако в Палате общин партия имела всего два депутата.

Сильным ударом по позициям консерваторов явился отказ Джонсона участвовать в сложном интервью с популярным ведущим Эндрю Нилом. Интервью с ним стали предвыборной традицией – лидеры крупнейших партий отвечают на самые неудобные вопросы в эфире BBC, главного телеканала страны. Премьер-министр также не появился и на дебатах, посвящённых экологическим проблемам. Ведущие подошли к ситуации с юмором и установили на месте Джонсона большую ледяную скульптуру, которая показывала зрителям, что отказ от обсуждения экологических проблем ведёт к их усугублению. В отличие от России, бойкот публичных дебатов в Британии – сильный удар по рейтингу политика и его партии.

Вторую силу представляют лейбористы, которые тоже теряют позиции. На муниципальных выборах этим летом их представительство в советах уменьшилось на 82 депутата, при этом они всё еще имеют вторую по величине парламентскую фракцию. Технически фракция лейбористов – сама по себе является коалицией, состоящей из Лейбористской партии и партии Кооперации. С 1927 года между партиями действует соглашение о взаимодействии, и хотя формально они являются раздельными партии, на практике давно слились, представляя единый по взглядам и по ценностям политический блок. Главной проблемой лейбористов является отсутствие чёткой позиции по Брекзиту. Пытаясь апеллировать ко всем избирателям сразу, лидер партии Джереми Корбин во время дебатов так и не смог ответить, за какую сторону он будет выступать, если второй референдум о выходе из ЕС все-таки состоится. С ответом он определился через несколько дней, заявив, что если он получит большинство и станет премьер-министром, то займёт нейтральную позицию, чтобы воплотить в жизнь выбор народа. Ожидаемо этот ответ не устроил ни противников Брекзита, ни его сторонников.

Борис Джонсон, Джереми Корбин и Джо Суинсон

Вместо не определившихся лейбористов ясную позицию против Брекзита занял Unite to remain – неожиданный и уникальный по своей природе альянс трёх сил, которых связывает стремление сохранить Британию в составе Единой Европы. Этот союз объединяет либерал-демократов, возглавляемых новым лидером и первой женщиной на этом посту Джо Суинсон, Зелёную партию Англии и Уэльса, а также социал-демократическую партию из Уэльса Plaid Cymru. В 60 округах Англии и Уэльса будет выставлен только один кандидат от этих партий. 43 округа закреплены за либерал-демократами, 10 – за зелёными и ещё 7 – за Plaid Cymru, в остальных округах представители этих партий будут бороться самостоятельно. Наличие такого многообещающего альянса дает надежду на появление влиятельного блока проевропейских членов парламента, которые смогут добиваться проведения повторного референдума.

Особняком стоит Шотландская национальная партия, имеющая третью по величине фракцию в парламенте. Ее лидер Никола Стёрджен заявила о готовности создать правительство совместно с лейбористами в обмен на повторный референдум о независимости Шотландии. Корбин отрицает возможность проведения такого референдума, а значит создание коалиционного правительства между ними пока кажется невозможным.

С наибольшей вероятностью ситуация дедлока повторится и после декабрьских выборов – ни у лейбористов, ни у консерваторов не будет необходимого большинства, и в этой ситуации большую роль будут играть третьи партии. Возможна повторная коалиция консерваторов с DUP, но последние рискуют уменьшить своё представительство, потому что Брекзит сильно ударяет именно по Северной Ирландии, которая имеет тесные связи с Республикой Ирландия. В случае выхода из ЕС появится настоящая граница и блок посты, передвижение и поддержание связей будет затруднено. Именно поэтому большинство жителей Северной Ирландии в 2016 году проголосовали за сохранение Великобритании в составе ЕС. За четыре года проевропейские настроения лишь усилились, и DUP, поддержавшая ранее консерваторов и их стремление покончить с Брекзитом, скорее всего потеряет голоса.

Другая североирландская партия, Шинн Фейн, традиционно не участвует в работе парламента и игнорирует все заседания, так как выступает за объединение Ирландии, а значит ни в каких коалициях участвовать не будет. Ольстерские юнионисты, как и партия Брекзита, имеют маленький шанс прохода в парламент, но даже если им повезёт, они ограничатся лишь несколькими мандатами. А значит решающий голос останется за Unite to remain, который сможет предложить поддержку в создании правительства лейбористам. Традиционный альянс либералов и консерваторов сегодня вряд ли возможен. Но главное условие коалиции с Unite to remain – повторный референдум по Брекзиту, который, как показывают опросы, вполне может привести к победе сторонников Европейской Британии.

Нас ждут одни из самых непредсказуемых выборов в новейшей истории Великобритании, по итогам которых станет ясно, будет ли разрублен гордиев узел Брекзита или этот нескончаемый водоворот продолжит затягивать страну в никуда. Пока ясно одно – сложившаяся за последние 50 лет расстановка сил значительно изменена, и решающее слово вполне может оказаться за новыми игроками.