Имхо

О психологической уязвимости и критическом восприятии действительности

2627

Настоящий писатель разворачивает в своих сюжетах, обременных нарративом и бытом, философские категории, идеи, обобщения. У Достоевского в «Карамазовых» есть очень явственный образ: слуга-бастард Смердяков воплощает то, о чём говорит, не заботясь о результатах своей мыслительной деятельности, интеллигент, нигилист и русский мальчик Иван Карамазов.

Смердяков убивает отца по наущению сына. Плоды размышлений Ивана закономерны и логичны: в них разворачивается трагедия русского духа, разочарования, сомнения и ответы на мучительные, последние вопросы бытия. Достоевский солидаризируется с Иваном, но понимает, что дух его размышлений уходит в кривизну. Тем не менее, противоречивость, умение задавать точные вопросы, на которые даже Алексей ответить не в силах, - это добродетели Ивана. За которые он и расплачивается.

Достоевский даёт колоссальный образ: сомнения, терзания интеллигента и «лучшего человека» наделяют морального калеку-пролетария и «последнего человека» правом на убийство. Мыслительные нигилистические конструкции элиты, разочарованной и декадентской, влияют на народ, который в слепой вере калечит и разносит базис бытия. (Ту же коллизию мы, кстати, наблюдаем в «Человеке-подушке».)

Тут важен вывод. Консерватор предположит, что в этой ситуации виноват интеллигент: мол, если в боге сомневаешься — молчи в тряпочку, не надо скрепы духовные рушить. Святые идеи, слова с большой буквы, патриотизм — это нечто, что удерживает плебс в узде. Сомневаться интеллигент должен не публично. Публичное самоедство ни к чему. Публично стоит излучать только благополучие и счастье, через культуру и искусство дарить людям сладостный обман, а не непопулярную правду, вдохновлять на подвиг и ратный труд. И такая доктрина сегодня торжествует в обществе.

Но мне всё же кажется, что этот вывод неверен. Виноват не разочарованный и отчаявшийся интеллигент. Разочарование - в природе вещей, а европейская культура, частью которой мы являемся, всегда базировалась на культе сомнения. Сомнение двигает цивилизацию вперед. Иван Карамазов — человек сомнения.

А кто виноват тогда? Виновато общественное устройство, которое одних делает барами, других — слугами. Виновато общество, устроенное по принципу иерархии, где человек и его труд не уравнены в правах, где есть VIP и есть не VIP, где есть аристократизм, которому все позволено, и плебс, которым вечно манипулируют. Пока будут существовать слуги в статусе слуг, их социальная униженность будет производить фантомы. Взгляните на обслуживающий персонал в России, транслирующий клиенту всю тяготу своего бытия и всё свое недовольство, и на обслуживающий персонал на Западе, исполненный достоинства и верящий в полезность своей миссии.

Для того, чтобы дети не поддавались пропаганде гомосексуализма, нужно не принимать законы об отрицании этой пропаганды, ибо они бессмысленны, ребенок, предположим, не ударится в гомосексуализм, но ударится в другие грехи, законы о пропаганде которых ещё в государстве не приняты. Ребенка, как и взрослого, необходимо — по методу Ивана Карамазова — обучать острому критическому мировосприятию. Не всё то, что говорится, есть истина. Человек врёт. Человек манипулирует восприятием. Человек поступает чаще всего из эгоистических побуждений. Не каждому мнению можно доверять. Постоянно сомневайся во всем. Современный человек не имеет права быть настолько психологически уязвимым, чтобы менять свое мировоззрение с каждым новым пропагандистским воззванием.

Вот это обучение критическому мировоззрению — одна из важнейших функций культуры. Например, театр. Театральное восприятие во многом строится на эффекте: зритель знает то, чего не знает герой, или, наоборот, герой знает то, чего не знает зритель. Это формирует эффект отстранения: мы привыкли в театре не всегда доверять тому, о чём говорит персонаж. Люди врут. Говорящий не всегда думает то, о чём говорит в данный момент.

В деле отказа от манипуляций рынка, государства, церкви, политики, театр и культура выполняют важнейшую роль. Они формируют критическое отношение к действительности, представление о том, что на любой предмет существуют тысячи точек зрения. Что мир велик и непостижим. Что опыт каждого отдельного человека является ограниченным. Что у любой вещи есть обратная сторона. Что всё, буквально всё, меняется, трансформируется ежесекундно, и то, что мы думаем сейчас, завтра уже станет ложью. И что единственная мера всех вещей — это ты сам, принимающий персональную ответственность здесь и сейчас за свою жизнь и жизнь своих близких.

Оригинал записи в блоге автора