Имхо

Триумфальная арка. Ремарки

2317

Боевики ИГИЛ уничтожили античную Триумфальную арку в Пальмире. Ее не было на обложке моего учебника истории 5-го класса. Но я понимаю всех, для кого этот взрыв стал терактом против детства. Вопрос: чем и как цивилизация сможет эффективно ответить на это варварство?

В последние дни общим местом стала мысль о том, что одними авиаударами войну с террористической группировкой выиграть нельзя. Из пушки по воробьям — говорит нам пословица. Авианалёты России (как и других стран) не спасли от уничтожения триумфальную арку. Значит, наземная операция.

Есть два ее сценария. Первый — «сиризация» конфликта, когда наземную операцию проводят внутренние силы, а извне их лишь поддерживают ударами с воздуха, обучением, советниками, данными разведок, оружием и боеприпасами и т.д.

Для реализации этого сценария необходима жизнеспособная коалиция изнутри Сирии, которой нельзя было бы приписать в глазах суннитов со всего мира задачу религиозной войны против их единоверцев и их подавления. Отсюда следует, что в такой коалиции должно найтись место и силам, представляющим большинство населения Сирии. Возможность создания такой коалиции вовсе не очевидна, однако нужно попробовать ее выстроить, прежде чем жертвовать жизнями своих солдат. Очевидным препятствием к этой цели является одиозная фигура Башара Асада. Мы в России с трудом понимаем (и не очень хотим понимать), насколько сильное отторжение режим Асадов вызывает среди мусульман (и не только) из-за карательных акций, неоднократно имевших место за последние 45 лет (отец Башара Асада, Хафез, пришел к власти в результате военного переворота еще в 1970 году).

Документальный фильм «Асад. Сумерки режима» (Франция, 2011)

До тех пор, пока это обстоятельство не будет вполне осознано и суннитам в Сирии не будет предложено приемлемого концепта новой государственности и антитеррористической коалиции, у террористов будет и основа для сосуществования (и даже сотрудничества) с некоторыми (хотя и не всеми) другими суннитскими силами, и почти неограниченный потенциал для рекрутинга в свои ряды, ведь они выставляют себя наиболее последовательными защитниками единоверцев от кровавого диктатора. В этом их основная сила и именно этот козырь необходимо вырвать из их рук. Мировое сообщество должно вооружиться подходом «разделяй и властвуй» по отношению к суннитской оппозиции — иначе любые противники режима Асадов будут демонизированы и таким образом брошены в объятия террористической группировки ИГ. Нельзя игнорировать 2/3 населения страны и думать, что это не станет серьезной проблемой. Важно помнить, что многие силы были вытолкнуты в радикальное вооруженное сопротивление политикой Асадов, когда легальная политическая конкуренция была невозможна. Не предложив права голоса и позитивного образа будущего сирийским суннитам сегодня, нельзя говорить, что те или иные повстанческие группы ничем не отличаются от террористов из ИГ и подразделений Аль-Каиды. Еще один важный вопрос — привлечение в коалицию курдов, вносящих своим сопротивлением серьезный вклад в борьбу с джихадистами. Миру стоит задуматься о статусе сирийского и иракского Курдистана после победы над ИГ.

Если же это формирование внутренней коалиции окажется невозможно, значит, рано или поздно придется проводить наземную операцию внешними силами. На первый взгляд, это даст гораздо большую свободу в определении политической стратегии для Сирии. Можно будет на штыках и на жизнях наших солдат поддерживать Асада хоть целую вечность, но в реальности такое упорство будет очень дорого обходиться и не только внутри Сирии. Земля будет в буквальном смысле гореть под ногами, ведь уже и сейчас мы имеем дело с теми проблемами, который породил за 45 лет сирийский режим. Так стоит ли игра свеч? Не стоит ли подумать о более устойчивой конструкции, учитывающей интересы максимального числа жителей Сирии?

Сама по себе наземная операция, вероятно, не составит большого труда и не займет много времени: талибы в Афганистане и Саддам Хуссейн в Ираке были разбиты и потеряли контроль над страной за считанные месяцы. Но это еще не означает настоящий успех операции: мы видим, что в Афганистане международной коалиции и за 14 лет не удалось одержать прочной победы — недавний захват талибами Кундуза тому свидетельство. Можно довольно легко установить контроль мирового сообщества над Сирией, пройдя по стране от границы до границы, но что мы будем потом делать с постоянными терактами и партизанской войной?

Разрушенный войной сирийский город Хомс

Разрушенный войной сирийский город Хомс. Фото: Сергей Пономарев

Тут нужно честно сознаться себе еще в одном обстоятельстве: за всё время глобальной войны с джихадизмом у нас нет опыта вполне эффективного разрешения проблемы, однозначных и окончательных побед. Мы видим, какую цену платит Россия за разрешение конфликта в Чечне путем его «чеченизации» после Второй чеченской военной кампании. Мы видим, что происходит в Афганистане. Война в Ираке и «Арабская весна», при всей обоснованности их анти-диктаторских устремлений, скорее создали новые окна возможностей для террористов и боевиков, нежели закрыли прежние. У цивилизации пока нет убедительного и доказавшего свою эффективность ответа на вопрос: как побеждать джихадизм?

Так сможем ли мы когда-нибудь с полным на то основанием, уверенно и с легкой душой поставить самим себе новую Триумфальную арку в знак победы над террором? Или же речь будет идти о длительном, упорном, тлеющем противоборстве на десятилетия вперед? Не знаю, но мы должны быть готовы к бегу на марафонскую дистанцию и не ожидать, что бомбардировки и даже войсковые операции смогут без эффективной политической конструкции и диалога с населением разрешить проблемы в Сирии или где-то еще. В конце концов, настоящая война идет за умы и сердца и именно там, в умах и сердцах жителей Сирии и других стран, и должна быть одержана главная победа.

Что до разрушенной Триумфальной арки... В Мюнхене два здания ратуши: Старая и Новая. Старая младше Новой: ее восстанавливали после Второй мировой войны. И это восстановление никак нельзя называть новоделом. Это нечто совсем иное — это возрождение мира и нормального порядка вещей в нем после того зла, которое принес планете национал-социализм. Так и дОлжно быть.

И точно так же мы восстановим все памятники, всё культурное достояние, которое сегодня попало в заложники к злу — и то, которое взорвано террористами сейчас, и то, что подвергнется уничтожению в будущем. И пусть это будут новые памятники: ведь у них будет и новый, важнейший смысл. Он заключается в том, что есть вещи, которые нельзя стереть с лица Земли. Например, память, детство и обложка учебника истории для 5-го класса.