Вечные ценности

Махатма Ганди. Два письма Гитлеру

28519

Тема переговоров с властью, контактов оппозиционеров и диссидентов с диктаторами и завоевателями — чрезвычайно болезненно воспринимается в современном российском обществе. Среди нас господствуют непримиримость и стремление воевать до победного конца. Как говорили в народе в советское время: «Мы развернем такую борьбу за мир во всем мире, что от мира камня на камне не останется». Или как говорят сейчас: «Добро обязательно победит зло. Поставит на колени и зверски убьет».

Но стоит ли удивляться, что если так нетерпимы и агрессивны многие люди из наиболее мыслящей и культурной части общества, то диктатор и его окружение оказываются ничуть не лучше? Ярость противостояния, ожесточение, раскол все время усиливаются политиками с обеих сторон вместо того, чтобы снижать градус конфликта и искать точки для переговоров, являющихся признаком мудрости, а не слабости.

Есть и сугубо прагматические мотивы, побуждающие оппозиционеров в России отказаться от эскалации холодной гражданской войны в пользу более изощренной, комбинированной тактики: когда речь идет о сугубо силовом противостоянии — в выигрыше всегда окажется обладающий грубой силой. Те же события 6 мая вполне убедительно это продемонстрировали.

Конечно, есть еще и человеческий аспект этого вопроса. За прошедшие 20 с лишним лет многие люди приобрели немалое количество эмоциональных ран, которые наполняют души праведным гневом. Для кого-то это залоговые аукционы 90-х, для кого-то — Чеченские войны, для кого-то — уничтожение прежнего НТВ в 2001 году или дело ЮКОСа. Список этот можно длить почти до бесконечности. И это естественно. Нравственно здорового человека не может оставлять равнодушным судебное беззаконие, произвол силовиков, ложь и цинизм политиков и журналистов, нарастающий градус шовинизма и ксенофобии, и, наконец, в целом — социальная деградация страны, вырождение нации.

Однако задача гражданина — не только возмутиться против зла, но и исправить его. Не казнить зло (ведь вместо казненного убийцей становится его палач и общее число убийц в мире не меняется), а заменить его добром.

Это та задача, на решение которой направлены два догмата, выработанных в 1970-е годы выдающимся российским мыслителем Григорием Померанцем (1918-2013): 

1) «Дьявол начинается с пены на губах ангела, вступившего в бой за святое правое дело. Всё рассыпается в прах, и люди, и системы, но вечен дух ненависти в борьбе за правое дело, и потому зло на земле не имеет конца». 2) «Стиль полемики важнее предмета полемики. Предметы меняются, а стиль создает цивилизацию».

The Smart Power Journal предлагает Вашему вниманию два письма, в которых великий политик и правозащитник XX века Мохандас Карамчанд «Махатма» Ганди (1869-1948) предвосхитил эти догматы Померанца, воплотив их на практике и доведя почти до абсолюта.

Махатма Ганди написал эти письма Адольфу Гитлеру.

Поразительно сочетание в них смирения и достоинства. Соединение готовности идти навстречу чудовищу и протянуть ему руку, чтобы не упустить даже минимального шанса спасти человечество и отдельных людей — и твердого неуклонного следования своим идеалам и принципам.

Первое из писем было написано в 1939 году, незадолго до начала самой страшной войны в истории, в попытке предотвратить кровопролитие. Второе, спустя полтора года, когда война уже шла. В тот момент Великобритания, с которой Ганди до и после войны боролся за освобождение Индии, практически в одиночку сопротивлялась нацизму.

Эти два письма Ганди до сих пор вызывают ожесточенную полемику. Однако мы убеждены, что они олицетворяют собой поистине ответственную и человечную политику, которой катастрофически не хватает в нашей стране — как со стороны власти, так и со стороны большинства протестных вожаков.


Вардха, 23 июля 1939 года

Господину Гитлеру, Берлин, Германия


Дорогой друг,

друзья побуждают меня написать Вам для блага всего человечества. Но я не соглашался выполнить их просьбу, потому что чувствовал, что любое письмо от меня было бы дерзостью. Но сейчас что-то подсказывает мне, что я не должен просчитывать последствия, и мне следует обратиться к Вам, чего бы это мне ни стоило.

Очевидно, что на сегодняшний день Вы являетесь единственным человеком в мире, способным предотвратить войну, которая может низвести человечество до состояния дикости. Стоит ли платить такую цену за достижение цели, какой бы значимой она ни казалась? Может быть, вы прислушаетесь к призыву человека, который сознательно отверг войну как метод, добившись при этом значительных успехов? В любом случае, прошу прощения, если мое письмо к Вам было ошибкой.

Искренне ваш
М. К. Ганди


24 декабря 1940 года


Мой друг,

то, что я так к Вам обращаюсь — не формальность. У меня нет врагов. В последние 33 года делом моей жизни было заручиться дружбой всего человечества, относясь по-дружески ко всем людям вне зависимости от расы, цвета кожи или вероисповедания. Мы не сомневается в Вашем мужестве и в том, что Вы преданы своему отечеству, также мы не верим в то, что Вы представляете из себя чудовище, каким рисуют Вас Ваши оппоненты.

Тем не менее как Ваши собственные сочинения и высказывания, так и слова Ваших друзей и почитателей не оставляют сомнений в том, что многие Ваши действия чудовищны и не соответствуют понятиям о человеческом достоинстве. Поэтому мы, вероятно, не можем пожелать успеха Вашему оружию. Мы выступаем против британского империализма не меньше, чем против нацизма. Наше сопротивление, однако, не направлено на то, чтобы нанести ущерб британскому народу. Мы стремимся убедить их, но не одержать победу на поле битвы.

Метод ненасилия способен нанести поражение союзу всех самых ожесточенных сил в этом мире. Если не британцы, то другая держава, вне сомнений, победит Вас Вашим же оружием. Вы не оставите своему народу наследия, которым он мог бы гордиться.

Искренне ваш
М. К. Ганди